|

Почему Ватикан сделал ставку на Латинскую Америку?

Избрание главой Католической церкви первого в истории латиноамериканца и уход из жизни президента Венесуэлы Уго Чавеса – что у этих событий может быть общего?

0a000002-5ed7-1e5f
Не секрет, что при выборе нового папы кардиналы всегда берут в расчёт текущую расстановку фигур на геополитической «шахматной доске». Яркий тому пример – восшествие на Святой престол харизматичного поляка Кароля Войтылы в 1978 году. Именно тогда на Западе приняли решение – расшатать ситуацию в Польше и начать слом социалистического лагеря, возложив на польского понтифика роль одного из «могильщиков» СССР.

Сегодня же перед Ватиканом стоит другая задача – создание новой опорной базы католицизма взамен Европы. Как показало сокрушительное поражение Бенедикта XVI в битве за европейские ценности, Старый Свет больше не может быть оплотом мирового католицизма. Слишком уж современные европейцы отравлены постмодернистским ядом атеизма и толерантности – рядом с готическими соборами всё чаще строят минареты, христианство считают пережитком прошлого, а на воскресных мессах можно увидеть лишь немногочисленных благообразных пенсионерок.

В нынешних условиях Ватикану ничего другого не остаётся, как сделать ставку на Латинскую Америку, где проживают 42 процента католиков. Причём для этих людей религия – часть повседневной жизни. Недаром избрание папой римским Хорхе Марио Бергольо вызвало у латиноамериканцев бурю восторга, а в его родной Аргентине победу соотечественника на конклаве кардиналов отпраздновали так, как если бы национальная сборная выиграла чемпионат мира по футболу.

Но не только массовость католической паствы заставила Ватикан обратить свой взор в сторону Латинской Америки и посадить на папский престол аргентинца Франциска. Дело в том, что сегодня этот регион превратился в законодателя идеологической моды, предложив миру обновлённую версию «красного проекта», в основе которого – синтез христианских и социалистических ценностей. В отличие от атеистического СССР, латиноамериканский социализм ХХI века имеет мощную религиозную подпитку: у темпераментных южан революционная борьба и истовая вера в Бога всегда шли рука об руку.

В 1970-е годы в Латинской Америке после проповедей перуанского богослова Густаво Гутьерреса получила распространение так называемая «теология освобождения», сторонники которой утверждают, что несправедливое капиталистическое общество является следствием греховности и нравственного несовершенства большинства людей. А значит, каждый человек должен освобождать себя от уз греха, а общество – от пут эксплуатации и угнетения. «Теология освобождения» призывает людей занимать активную общественную позицию и бороться со злом – внутри себя и вовне, приближая день прихода Царствия Божьего на Землю.

Именно христианский социализм породил в Латинской Америке мощную «красную волну», на гребне которой поднялись всем известные левые бунтари – Уго Чавес, Эво Моралес, Рафаэль Корреа и Даниэль Ортега. При этом их отношения с Католической церковью сложно назвать бесконфликтными – венесуэльский команданте, несмотря на искреннюю веру в Бога, не раз критиковал политику Ватикана. И это представляет для Святого престола определённую угрозу, поскольку латиноамериканский «красный проект», драйв которого не иссякает благодаря пассионарному взрыву среди индейцев, может в перспективе выйти из-под любых внешних влияний.

Впрочем, Ватикан постарается не допустить такого развития событий. И теперь, когда Уго Чавес ушёл в мир иной, Святой престол получил великолепный шанс незаметно «приручить» латиноамериканский «красный проект».

– Мы знаем, что наш команданте находится напротив Христа. Он попросил, чтобы папой римским стал южноамериканец. И Христос сказал: «Пришло время Южной Америки», – на радостях заявил исполняющий обязанности президента Венесуэлы Николас Мадуро.

В целом папа Франциск представляется идеальной фигурой для того, чтобы «одомашнить» «красный проект». Его имидж защитника нищих и обездоленных – превосходная приманка для жителей трущоб и пламенных революционеров. При этом он, как опытный миссионер, может нанести сокрушительный удар по «теологии освобождения». Известно, что Хорхе Марио Бергольо в своё время осуждал её с архиепископской кафедры как опасную ересь.

А в 1976–1983 годах будущий папа римский, по некоторым данным, молчаливо сотрудничал с аргентинской правой хунтой и даже якобы выдал властям двух священников-иезуитов, которые симпатизировали идеям Гутьерреса. Впрочем, Ватикан и не обязан поддерживать чужие революционные инициативы. Будущее латиноамериканского «красного проекта», скорее всего, видится ему как возрождение на новом витке исторической спирали иезуитского государства в Парагвае – там с 1610 по 1768 год уже существовал своеобразный социализм «при мудром руководстве католической партии».

Михаил Тюркин, политический обозреватель «Невского Времени»

Метки: , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...