Геофакторы

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ:

Горы — горы являются естественной границей, либо внутренней, сдерживающей развитие отдаленных регионов, либо внешней, защищающей от экспансии соседних государств. Горные государства обычно не склонны к территориальной экспансии. Горы препятствуют наземным коммуникациям: строительству дорог, протяжке трубопроводов. Приграничные горы удешевляют защиту границ. Контроль над высотами обеспечивает геостратегическое значение для любой стороны — позволяет обеспечить разведку и точно производить обстрелы территории.

Каналы — искусственные образования, соединяющие собой моря или реки. Являются стратегическими важными транспортными коммуникациями несмотря на то, что к XXI веку все каналы международного значения уже загружены в связи с растущим товарооборотом. Внутренние каналы обычно не обеспечивают внешнеполитических преимуществ, но позволяют структурировать собственную экономику вдоль водной магистрали, связать различные экономические районы в одну область.

Леса — зоны плотного произрастания древесных пород. Кроме собственно экономического потенциала лес не несет серьезного геополитического значения. Проходящую по лесу границу значительно тяжелее охранять, особенно в регионах, где население разрежено. Освоение лесных массивов может быть использовано для пришествия и закрепления на территории иностранной рабочей силы.

Моря — бывают внутриконтинентальными и внешними. Внешние моря (не являющиеся континентальным шельфом) являются свободными от контроля отдельных государств, моря внутренние имеют тенденцию становиться международными, что ослабляет государства, изначально владеющие данными морями. Собственно внутренние моря не могут рассматриваться как важные с точки зрения геополитики. Незамерзающие моря обеспечивают ежегодный оборот товаров и военное присутствие, любое государство заинтересовано в выходе к незамерзающим морям.

Озера — бывают внутеринними и внешними. Внешние озера, имеющие международный статус и по которым проходят важные транспортные коммуникации, пытаются поставить под свой контроль государства, выходящие к этому озеру, пытаясь превратить во внутренние. Внутренние озера, по которым проходят важные торговые и транспортные коммуникации, государство-обладатель пытается удержать, не дать сделать его международным. Внутренние озера, по которым такие пути не проходят, геополитического интереса не представляют.

Океаны — водные пространства как таковые, обладающие высокой геополитической связанностью. Контроль за точками-портами, расположенными в океане на перекрестии торговых путей, приносит прибыль и способствует развитию региона. Иногда это острова, иногда побережье материка (Гонгконг). Океаны, постоянно вскрытые ото льда, создают благоприятные условия для морской торговли. Океаны, покрывающиеся льдом, ограничивают период судоходства. Любое государство пытается обрести путь к незамерзающим океаническим побережьям.

Острова — Островное положение государства обеспечивает безопасность государства и снимает необходимость сухопутной защиты границы. Владение островами вблизи континентального побережья создает дополнительную возможность обеспечить стратегическое военное присутствие в регионе с целью влиять на региональную интеграцию/дезинтеграцию. Раздробленность территории на острова осложняет функционирование государства, что снижает возможность для экспансии. Неблагоприятные природные условия не нагружают острова геополитическим значением.

Пашни — В отличие от невосполняемых ресурсов вроде нефти или газа, наличие площадей, пригодных под посевы, не играет такой серьезной роли, однако для развивающихся государств или госудасртв четвертого мира (принципиально отставших), борьба за посевные площади играет такую же роль, как борьба за экспорт нефти в большой геополитике. В основном претендентом на пашни выступают кланы и транснациональные группы, имеющие отношение к какому-то государству, но не всегда действующие по его воле.

Побережье — Побережные государства экономят на обороне границы, так как морскую границу охранять значительно проще. Прибрежные государства значительно больше склонны к экспансии и торговле, однако те из них, что имеют более протяженную сухопутную границу, тяготеют к континентальному типу существования и континенталистской оборонной стратегии. Наличие климатических условий для развития туризма и крупных портов серьезно склоняет политику государств в сторону талласократии.

Полуострова — Полуострова в рамках отдельных государств имеют тенденцию создавать свой регион с четко выраженной спецификой и претендующий на значительную подчас автономию. Как правило, при наличии значительной демографической плотности на полуостровах образуются самодостаточные государства, тяготеющие к торговле и талассократии в целом. Наличие в составе государства полуостровов с такой спецификой является серьезной угрозой территориальной целостности.

Проливы — естественные образования, соединяющие между собой моря или реки. Страны, обладающие проливами международного значения или имеющие стратегически значимые порты в районе проливов, получают серьезную выгоду от мирового морского товарооборота. Часть важных для мирового судоходства проливов не соответствует по параметрам фарватера, поэтому нуждается в модернизации, дноуглубительных работах и прочее. В этом они схожи с каналами. Пропускная способность некоторых проливов превышена.

Пустыни — значительные площади, покрытые песками. Ввиду своей непригодности для жизни и трудоемкости преодоления не представляют из себя интереса для экспансии. Как правило выполняют функцию границы — и действительно большинство границ по пескам являются условными и не демаркируются. Иногда выполняют функцию морей в плане защиты государства — пустыню проще охранять, трудно преодолеть в военно-стратегических целях. Наличие ресурсов в пустыне приводит к переделу площади и серьезным столкновениям.

Реки — Речные массивы выполняют две основные функции: административные и государственные границы (в этом они схожи с морями как границами) и судоходные пути, экономически связывающие отдельные регионы и административные единицы для формирования единого внутригосударственного рынка. Реки, текущие по территории нескольких государств, имеют тенденцию стать фактором взаимоинтеграции экономик: туризма, товарооборота. Реки, берущие начало на территории других государств в дальнейшем могут представлять угрозу национальной безопасности, так как контроль водных ресурсов — это демографическая проблема для государств ниже по течению.

Ресурсы — XXI век более чем какой-либо другой становится веком борьбы за истощающиеся и невозобновляемые природные ресурсы, поэтому страны, обладающие таковыми, являются активным или пассивным, но значимым, участником большой геополитики. Особенно это касается стран, обладающих стратегическими или эксклюзивными природными ресурсами: нефтью, ураном, медью. При отсутствии адекватных вооруженных сил, международного влияния и финансовых средств, страна перестает быть субъектом международных отношений и становится объектом.

Степи — их роль во многом схожа с ролью пустынь, для некоторых государств, не заинтересованных в экспансии в сторону степей, владеют ими, не вынашивая серьезных планов колонизации пространств. Особенно это касается степей, испытывающих серьезные проблемы с естественным орошением. Это тоже естественная граница, не являющаяся, однако, принципиальной. Наличие степных пространств переориентирует характер труда в пользу кочевого скотоводства, а найденные ресурсы позволяют инициировать передел территорий и влияния.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ:

Автономии — дополнительные управленческие структуры внутри государства. Как правило являются выражением растущего регионалистского сознания и активности националистов. В эпоху глобализации наличие таких автономий имеет тенденцию как к интеграции с сопредельными государствами (если центральная власть сильна и автономия получает выгоды от нахождения в составе государства), так и к конфликту, если автономия желает получить больше выгод, а образ жизни соседнего государства считает более привлекательным.

Государства-города — полисы. Они не имеют возможностей для организации самообороны, но если обладают важным религиозным, экономическим или политическим значением, играют важную роль т.н. «ворот в глобальный мир». Отдельные города-государства (Сингапур, Гонгконг) включены наравне с государствами в экономические структуры Азиатско-Тихоокеанского региона, другие (Ватикан) наравне с европейскими участвуют в евроинтеграции. В связи с ростом количества населения, в том числе за счет миграции, такие города мультинациональны и в них складываются диаспоры.

Государства-сети — государства, в которых в силу климатических, природных, демографических, экономических причин сложилась структура отдельных крупных городов и развитых коммуникационных артерий между ними наряду с обширными пустотами там, где городов и коммуникаций нет. Такие государства весьма уязвимы и как правило, неспособны обеспечить действие закона и безопасность в пустотах. Часто такие государства образуются после войны во времена опустошений, сейчас схожее действие осуществляет депопуляция.

Диаспоры — наличие в государстве диаспор означает либо состоятельность государства на международной арене, либо является следствием имперского наследия в прошлом и особенностей национального строительства. Диспоры, хоть и являются в депрессивных государствах фактором раздражения и роста бытового национализма, все же являются важным фактором на международной арене и связующим звеном двух государств в частности через финансовые потоки и лоббизм. Во время конфликтного периода между государствами в первую очередь страдает диаспора.

Комплементарные этносы — в теории этногенеза понятие, определяющее культурную, этническую, лингвистическую и религиозную близость этносов, облегчающую взаимную интеграцию в геопространстве. Наличие комплементарных этносов на территории страны в автономиях не ведет к росту бытового национализма и напряженности. Наличие у государства соседних комплементарных государств добавляет дополнительную стабильность в регионе и повышает шансы взаимной интеграции. Большей частью вопрос комплементарности и некомплементарности этносов — политтехнологичен.

Конурбации — как правило города с огромной численностью населения. Большей частью это города-государства, но бывает и ряд городов одного государства, расположенных на ограниченной территории. В таких образованиях огромный рост напряженности и стресса. Конурбации являются источником постоянной миграции в свободные территории, постоянным источником трансграничной миграции. В значительной степени они являются знаковыми структурами региональной экономики и общирным рынком сбыта.

Лингвистически близкие — лингвистическая близость между народами и государствами означает серьезное упрощение в деле регионального сотрудничества, создания единого геостратегического блока, определения взаимных близких национальных интересов. Некоторая часть элиты всегда будет выступать за создание союзного государства или даже проведения референдума об объединении двух государств. Задачи контрагентов по внесению разобщенности в таких государствах чаще всего будут обречены на неудачу.

Лингвистически чуждые — лингвистическая удаленность между народами и государствами серьезно осложняет взаимодействие, но не снимает его с повестки дня. Как правило если одна из сторон общается на одном из языков международного общения, это дает основания для межкультурного и межцивилизационного диалога и формирования совместной системы национальных интересов. Государства средней и малой величины и равного ранга в рамках региона менее склонны к компромиссам и часто поддерживают соседних сепаратистов.

Национальные меньшинства — наличие национальных меньшинств в государстве — обычное явление. Если меньшинства имеют слабую идентичность, то они обладают всегда высокой комплементарностью и с охотой перенимают чужой язык, письменность, культуру и не требуют автономии. Если меньшинства коплиментарны и имеют среднее или сильно выраженное национальное самосознание, то как правило их государственное положение состоит в национально-культурной или политической автономии. Некомплементарные меньшинства — угроза сепаратизма.

Некомплементарные этносы — в теории этногенеза понятие, определяющее культурную, этническую, лингвистическую и религиозную разницу этносов, усложняющую взаимную интеграцию в геопространстве. Наличие некомплементарных этносов на территории страны в автономиях ведет к росту бытового национализма и напряженности. Наличие у государства соседних некомплементарных государств добавляет дополнительную дестабилизацию в регионе, ослабляет интеграцию и увеличивает количество конфликтных ситуаций.

Разделенные этносы — этносы в силу политических пертурбаций оказавшиеся по разные стороны государственной границы. Как правило, этносы, обладающие автономией по обе стороны границы, стремятся к культурному взаимодействию, совместным мероприятиям и воссоединению. Более сильное государство, на чьей территории часть разделенного этноса, имеет преимущества и права на проведение мероприятий по его воссоединению. Для слабого государства, на чьей территории часть разделенного этноса, всегда будет находиться под угрозой сепаратизма.

Религиозные меньшинства — значительные группы, исповедующие религию, отличную от большинства в условиях свободы совести не ущемляются, но имеют четко выраженную идентичность. Если свободы совести нет и есть официальная религия, это добавляет социальной напряженности. В условиях некомпактного проживания религиозные меньшинства испытывают персональный дискомфорт и давление, в условиях компактного проживания, это давление коллективное и может привести к требованиям автономии, терактам и формированию нации из меньшинства.

Сепаратисты — национальная региональная элита или её часть, не готовая мириться со статусом автономии (если такая есть) или своим положением (в особо авторитарных и тоталитарных государствах) и стремится отделиться от государства или присоединиться к другому государству любыми средствами, в том числе и вооруженным путем. Обычно сепаратисты имеют финансовые поступления от стран-контрагентов, заинтересованных в ослаблении государства, в чьих границах находится автономия, склонная к сепаратизму. Как правило сепаратизм имеет древнюю историю.

Сильная исполнительная власть — Государства с сильной исполнительной властью могут в полной мере обеспечить правовое поле на всей территории страны, обеспечить единые правила политической борьбы, пресечь деятельность террористов и сепаратистов на своей территории, управлять мобилизацией и строительством новых городов, обеспечить реализацию своих национальных интересов, в том числе, геополитических.

Слабая исполнительная власть — Государства со слабой исполнительной властью испытывают серьезные затруднения с утверждением закона на своей территории. Как правило, они отходят от законных процедур в пользу клановых интересов, особую роль в таких странах играют олигархи. Мобилизация и инфраструктурное развитие в таких странах затруднено, идет усиленная миграция в столицу и экономические центры страны. Зачастую слабость исполнительной власти сопровождают системная коррупция, политический кризис и невозможность принятия политических решений.

Террористическая активность — основная угроза современного государства в эпоху глобализации. Этнический терроризм составляет угрозу целостности страны, ведет к серьезным последствиям в плане психологического климата населения, росту ксенофобии, религиозный терроризм и классовый терроризм ведут к принятию непопулярных решений, демонстрируют слабость исполнительной власти и неспособность противодействовать террористам. Борьба с терроризмом отвлекает огромные средства и внимание от стартегических проблем.

ФАКТОРЫ ПОЛИТИКИ И МЕСТОРАЗВИТИЯ:

Анклавы — как правило немилитаризированные государства внутри других государств, получившие свою государственность в ходе каких-то исторических событий. Как правило, у них открытые границы и они не участвуют и не рассматриваются как объекты миовой геополитики. Наличие дружественного государства-анклава иногда дает дополнительный голос для принятия тех или иных международных решений, но обычно их мнение учитыватся лишь отчасти и в большинстве своем игнорируется.

Буферное положение — плюсы и минусы такого положения зависят от находящихся по соседству государств. Враждебные государства стремятся максимально обезопасить собственную территорию и перенести боевые действия на территорию противника или нейтрального (буферного) государства, а значит ставят его в невыгодное положение. Сотрудничающие или нейтральные государства часто сами стремятся придать буферному государству транзитое положение. Буферные государства часто используют удаленные державы для создания санитарных кардонов — нейтрально-агрессивных образований, осложняющих соседям ведение внешней политики.

Небольшие территории — как правило оформляются как анклавы и эксклавы. Самостоятельную жизнь они обретают только отдавая часть своего суверенитета наднациональным региональным или глобальным образованиям. Как правило, если государство не сможет в скорое время после обретения независимости обеспечить себе быстрый экономический рост, как правило оно обречено как государство и вынуждено присоединиться к своему соседу на правах той или иной автономии. Многие небольшие территории стали экономическими центрами мира, например, «азиатские тигры».

Окраинные положения — выгодны для небольших государств, неспособных обеспечить свою безопасность, т.е. собственные войска несопоствимы с вооруженными силами соседних государств. Как правило, находящиеся на переферии государства не допущены мировым сообществом (основными центрами силы) до передела территории и ресурсов, но и неучастие имеет свои собственные плюсы, например, устойчивый экономический рост, узкая экономическая спецификация, демилитаризация экономики.

Приграничное положение — любое государство стремится привести все свои сухопутные границы к состоянию морских границ, а там, где это невозможно, создать вокруг себя пояс дружелюбных и нейтрально настроенных государств. Находящееся возле непосредственной границы страны-агрессоры и агрессивно-нейтральные государства — источник беспокойства и настороженности для любой страны. Также любое государство заинтересовано, чтобы государство-соперника и государство-противника окружали неразделяющие его позиции государства.

Сильные соседи — это как правило страны-локомотивы, находящиеся в авангарде экономического развития региона. Соседство с такими государствами выгодно, т.к. население менее развитых государств выезжает туда на заработки и обеспечивает в страну-сателлит приток иностранной валюты. Сильные соседи часто создают региональные экономические и политические блоки, участие в которых позволяет другим государствам без особой тревожности обеспечивать себе безопасность, экономическое развитие и более плотное культурное трансграничное сотрудничество.

Слабые соседи — неспособные контролировать свою территорию государства являются источником головной боли для их соседей. Как правило угрозы, носящие трансграничный характер, стандартны: терроризм, наркоторговля, похищение людей, торговля оружием. Как правило, такие государства не способны контролировать свою территорию, выполнять международные обязательства и отдавать отчет в своих действиях. Их часто используют удаленые государства для давления и отвлечение ресурсов государств-соседей, вынужденных в одностороннем порядке укрелять свою границу и вести профилактику по ту сторону.

Транзитное положение — наиболее экономически выгодное положение страны, когда государство обеспечивает стабильный, безопасный, скоростной, рентабельный и комфортный транзит товаров и услуг между сопредельными странами по своей территории. Часто экономисты связывают выгоды транзита с торговлей нефтью и газом (как требующих наиболее сложную и технологичную инфраструктуру), одако это не всегда принципиально. Важными качествами для транзитного государства являются способность контролировать свою территорию, отсутствие угроз и хорошее состояние дорог.

Центральное положение — позволяет государству развивать наступление в разных направлениях, однако, одновременно и создает опасность ведения войны на несколько фронтов. Преимущества центрального положения не только стратегические: если государство граничит с центрами силы и международный рынок требует обмена товарами и услугами между этими цетрами, и если государство способно конвертировать свое центральное положение в транзитное, то выгода будет более чем очевидна. Во многих других случаях это скорее обременение.

Эксклавы — часто образованные по постимперскому принципу территории, не имеющие общей границы с основной территорией государства. Малые эксклавы, экономически привязанные к государству, не представляют проблемы, однако сильные и развитые  эксклавы (а также эксклавы, торговля и военное сотрудничество с которыми нарушается, например, в ходе гражданской войны) часто претендуют на независимость и угрожают территориальной целостности государства. Для любой исполнительной власти эксклавы — объект повышенного внимания, ахиллесова пята любой страны.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ:

Военный флот – для государств, делающих ставку на господство в океане, флот является основной ударной силой, обеспечивающей безопасность торговых коммуникаций и береговых линий. Флот позволяет наносить удары по странам, представляющим угрозу национальной безопасности, находясь в зоне недосягаемости прямого военного ответа. Многие страны выстроили свою военную стратегию на приоритете военно-морских сил. Ракеты морского базирования могут не только обстреливать побережье, но и наносить удары, в значительной мере удаленны еот береговой линии.

Военная авиация – наличие авиации не позволяет достигать политических целей посредством позиционного силового давления, но дает возможность наносить ощутимые удары по объектам инфраструктуры противника во время военной операции, сводя к минимуму собственные потери. Особенно это касается самолетов пятого поколения, к которым предъявляются особые требования по функционалу и невидимости. Господство в воздухе – это шанс обеспечить разрушение чужой экономики за считанные дни.

Армейский резерв – в войнах средней и большой интенсивности является важным иметь большой резерв тех, кто способен держать в руках оружие. Когда резерв исчерпан, приходится нанимать наемников или рекрутировать детей. Армейский резерв тем меньше, чем более технологичное оружие использует конфликтующая сторона. Наличие резерва не связано с эффективностью вооруженных сил, но его наличие является решающим в затяжных конфликтах, в т.ч. глажданских войнах.

Противовоздушная оборона – наличие современных средств противовоздушной обороны ставит под сомнение эффективность потенциальной агрессии стран-лидеров. Именно распространение современных противовоздушных ракет является главнейшей геостратегической задачей стран, проводящих свою политику в виде «гуманитарных операций» по всему миру, так как ракетные комплексы, особенно стационарные, средней и большой дальности, позволяют отменить господство в воздухе в случае вторжения оккупантов. На особом учете стоят и переносные ракетные комплексы, позволяющие сбивать вертолеты поддержки и десантный воздушный транспорт.

Участие в военных блоках – для стран, не обладающих серьезным военным потенциалом, позволяет обеспечить национальную безопасность в рамках мероприятий по укреплению региональной безопасности, а в потенциале – защитить себя за счет коллективной помощи. Нейтральные страны, не участвующие в военных блоках, значительно дороже платят за обеспечение национальной безопасности. Страны, создающие военные блоки, рассчитывают получить международную политическую поддержку своим геополитическим инициативам и обеспечить региональную безопасность, разделяя ответственность с соседними странами.

Наемная армия – позволяет достичь более терпимого отношения к воинским структурам среди гражданского общества, однако эффективность такой армии не столь велика, а участие в локальных и региональных конфликтах сопровождается мародерством и скандалами. Только наиболее богатые страны могут позволить себе нанимать армию. Но как показывает история, такая армия не оказывается  лучшей в затяжных конфликтах. Вместе с тем, в техническом смысле такие армии более мотивированы на совершенствование.

Десантные войска – участие морского и воздушного десанта чаще всего является решающим в конфликтах. Высокая мобильность, оснащенность и подготовка позволяют этим войскам высадиться в любом месте театра военных действий и моментально обеспечить безопасность периметра, значительно ослабляя коммуникации противника. Участие десантников является определяющем при вторжении в небольшие страны, где целью является свержение действующего правительства. Практически все крупные страны формируют десантные войска.

Ядерное оружие – является политическим фактором сдерживания от стран-агрессоров. Обладание ядерным потенциалом позволяет участвовать в деятельности Совета Безопасности ООН, определять формат вмешательства во внутренние дела государств, а также распространять суверенитет за пределы государственных границ и формировать военные блоки. Хотя применить оружие по назначению приходилось всего один раз, проблема ядерного сдерживания — центральная в международных отношениях.

Миротворчество – участие в операциях по обеспечению мира позволяет приобрести политический капитал и решить проблемы, вытекающие из наличия в близи государственных границ конфликта. Миротворцы являются и политической и военной силой, проводящей политику в зоне конфликта в интересах мира и посредника. Кроме того, миротворчество — одно из основных направлений деятельности ООН, многие страны по согласованию сторон также могут обеспечивать миротворчество в конфликтных регионах.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...