|

Перевороты нового типа в Латинской Америке

Отстранение от должности президента Парагвая Фернандо Луго – уже свершившийся факт. За последние годы было предпринято несколько безуспешных попыток политического суда с целью избавиться от избранного президента.

Действовавшая Конституция Парагвая допускала подобные акты, не объясняя и не устанавливая порядка действий в подобных случаях. Убийство крестьян в Карагуати были спланированной акцией, чтобы дать ход процессу отстранения Луго от должности. Конгресс и Сенат, где преобладают традиционные партии Колорадо (правая) и Либеральная (правоцентристская) в рекордно короткие сроки провели расследование и вынесли свое постановление.

В прошлый четверг Либеральная партия приняла решение отказать в поддержке президенту и, одновременно, поддержала предложение партии Колорадо о проведении политического суда, процедура которого практически мгновенно получила одобрение. В рекордные сроки было созвано заседание Сената, чтобы зачитать уже объявленное решение, в котором президенту предъявлялось политическое обвинение в связи с «благодушием во время крестьянских волнений и поощрением классовой борьбы». Потребовалось в общей сложности менее 36 часов для того, чтобы свергнуть Луго и объявить временно исполняющим обязанности президента Федерико Франко, члена Либеральной партии, обслуживающего интересы бизнес-элиты.

Прогрессивные правительства Латинской Америки с различной последовательностью и настойчивостью придерживаются постнеолиберального подхода, предполагающего восстановление национального суверенитета, региональную интеграцию, вовлечение в общественную и производственную жизнь большинства населения, борьбу с нищетой и неравенством. Как правило, это правительства, сформировавшиеся в горниле длительных политических кризисов и пришедшие к власти в качестве выразителей надежд низших классов в ходе разделения и радикализации политических течений. Тем не менее, этот подъем народного самосознания немедленно наталкивается на сопротивление того, что можно было бы назвать государственными олигархическими структурами, а также либеральными механизмами гражданского общества, которые, хотя в прошлом и пребывали формально вне политического поля (а может быть, именно в силу этой причины), оказывают решающее влияние на развитие событий, а именно: частные СМИ, торгово-промышленные палаты, различные профсоюзы и общественные организации. Законодательная власть зачастую выполняет роль рупора сопротивления, выступающего под лозунгами смены традиционной политической власти.

Эта конфликтная среда, образовавшаяся внутри государства, за последние годы стала катализатором целого ряда попыток дестабилизации, смещения законно избранных глав государств и восстановления власти олигархии в различных латиноамериканских странах: эти попытки потерпели крах в Венесуэле в 2002 году, в Боливии – в 2008-м и в Эквадоре – в 2010-м; государственные перевороты были совершены в Гондурасе в 2009 году и в Парагвае – в 2012-м.

Что стоит за этими государственными переворотами в странах Латинской Америки? Происходят события, меняющие региональную геополитику в период перемен мирового масштаба. Андское сообщество государств (CAN) распалось из-за вмешательства Европейского Союза, который форсировал крах этого блока, подписав соглашения о свободной торговле с Перу и Колумбией.

Страны правой ориентации (Колумбия, Мексика, Чили, Перу) объединились в Тихоокеанский союз и подписали с США договоры о свободной торговле. Боливарианский союз народов нашей Америки (ALBA) утратил жизненные силы после государственного переворота в Гондурасе, произошедшего как раз в тот момент, когда президент Селайя принял решение о вхождении его страны в данный альянс. ALBA в его нынешнем состоянии утратил былую боевитость, что объясняется растущим влиянием тандема Бразилии-Аргентины, сосредоточенных на строительстве Южноамериканского общего рынка (Mercosur).

Содружество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (Celac) претендует на роль лидера Латинской Америки, которую до настоящего момента играла Организация американских государств.

Не стоит забывать при этом о Союзе южноамериканских государств (Unión de Naciones del Sur, UNASUR), выступающем в качестве великого регионального судьи и главной площадки взаимопонимания. Этот парад аббревиатур – не более, чем геополитическая игра, в которой каждая латиноамериканская страна принимает свои собственные решения. Парагваю, оказавшемуся в менее благоприятных международных условиях, также необходимо было подумать над разработкой мер, которые вывели бы его из состояния изолированной и зависимой страны, способствовали бы обретению истинного суверенитета и более справедливой региональной интеграции.

Бизнес-элита Парагвая, сосредоточенная на экспорте сельскохозяйственной продукции и импорте товаров из промышленно развитых стран, совершенно не желала каких-либо перемен, которые могли бы ущемить ее давно сложившееся привилегированное положение. Именно поэтому она не хотела вступления Венесуэлы и Эквадора в Mercosur. Не по душе ей был и UNASUR, как одна из форм новой региональной архитектуры.

Парагвайская олигархия нацелена не на региональную интеграцию, а на заключение типовых торговых договоров, обслуживающих сырьевую экономику, основанную на экспорте мяса и сои, импорте промышленных товаров и кредитах для обеспечения растущего потребления. То есть, перед нами – уже давно известная модель неравномерного развития, выгодная меньшинству и приносящая беды большинству.

Перевороты нового типа, или так называемые мягкие перевороты, отличаются от традиционных военных путчей тем, что консервативные силы провоцируют или используют в своих интересах кризисные ситуации, в которых они изменяют соотношение сил в государстве с целью смещения со своей должности президента. При этом они не спрашивают мнения народа, но в относительной мере соблюдают установленные юридические процедуры.

В данных процессах всегда присутствует реакционное насилие, однако оно играет лишь вспомогательную роль по сравнению со СМИ, нагнетающими атмосферу кризиса, говорящими об «изолированности» правительства (хотя оно пользуется поддержкой большинства населения, просто об этой поддержке не информируют), о нарастании конфликтности и противостояния в обществе, что потребует «консервативного восстановления» демократии. Эта возрожденная демократия должна положить конец тем злоупотреблениям, которым она подвергалась со стороны президентов-«популистов» и активности народных масс, всегда вызывающей недоверие. Новые мягкие перевороты являются следствием противоречий между волей народа и устремлениями местной олигархии, между интеграцией на основе суверенитета и международным подчинением.

Иньиго Эррехон, El nuevo golpismo en América latina

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...