|

О великом славяно-тюркском единении в контексте Евразийской интеграции

При анализе возникновения и распада великих империй, известных в мировой истории, у исследователя возникает обособленность, независимо от того, находится он внутри или вне рассматриваемого вопроса. Это выдается зачастую за некую «независимость и объективность» такого исследователя. Думаю это не так и, вот почему. Каждый исторический период имеет свои особенности, у каждого исторического события есть свои собственные – политические, религиозные, этнические (вплоть до генеалогии этих народов) предпосылки, без знаний и учета которых исследователь неизбежно придет к «объективному субъективизму». Т.е. останется за боротом исследований.

posterlux-starinnie_karti-11Именно потому не могут существовать и не существуют универсального «рецепта империй» – ее образца. Так сказать «имперский штандарт», который передается от одной империи, к другой, как преемнику. А историк мог по таком «штандарту» изучить «историю империй»!

Исходя из этого тезиса, я постараюсь, сжато воссоздать общую картину прогресса и регресса известных империй. Примером рассмотрения у меня будет Османская Империя. Логика ее зарождения и распада. Поэтому я сделаю исторический экскурс  от средних веков и до наших дней в хронологическом порядке.

На Востоке: Аравия, после распада Арабской Империи, постепенно распадалась в течение последующих столетий на мелкие, вплоть до племенных размеров оазисы-государства, которые образовывали союз кочевых племен и конфедерации. Экономическая разобщенность таких оазисов и племен здесь проживающих, как самостоятельных хозяйственных единиц и размеры пустынного полуострова, где островки человеческой жизни были порой разделены сотнями километров, действовали как факторы децентрализации аравийского полуострова. Объединению также препятствовали племенные и местнические различия населения, диалектические особенности языка, пестрота и противоречивость религиозных верований и представлений.

В ХVI в., на фоне распада арабского халифата, основным политическим фактором в мусульманского мире становятся – Турки. К 20-м гг. 14 в. на Северо-Западе Малой Азии сложилось феодальное княжество, названное по имени основателя династии Османа I (Османским). Сложившаяся здесь, из различных тюркских племён и частей местного автохтонного населения, народность стали называть турками-османами.

В будущем создаваемые турками – османами, Османская империя достигло могущества и расширения, невиданного со времен после распада Арабского Халифата. Османская империя завладела обширными территориями в Европе, Азии и Африке, где были сосредоточены огромные природные богатства и людские ресурсы. Наибольшего территориального расширения империи в мусульманском мире достигла в 16 в. при Селиме I (правил в 1512- 1520) и Сулеймане l Кануны (правил в 1520-66). В 1514-15 турки завоевали Северную Месопотамию до г. Мосула включительно. В 1516- 1517 в состав империи были включены Сирия, Палестина.

Но, на арабском востоке еще существовали обширные районы, где центробежные силы феодально-племенной анархии перемежались с центростремительными силами объединения. Это – Хиджаз, Неджд, Эль-Хаса, Йемен, Оман.

Но, после покорение турками Египта в 1519 году наступила очередь и Хиджаза, а затем Йемена, Эль-Хасы и других районов Аравии. В Джидду, морские ворота Мекки, Султан назначил своего пашу – наместником. Как и в Египет, Хиджаз и часть Алжира. В 16 в. мощный османский флот контролировал почти весь Средиземноморский бассейн. В 1521 турецкие войска завоевали Белград. В Мохачской битве 1526г. они нанесли тяжёлое поражение венгро-чешским войскам, а затем захватили значительную часть Венгерского королевства.

В сер. 16 в. под власть Османской империи перешли Родос и др. острова Эгейского архипелага, Триполитания, весь Алжир.

 Как видим, в те времена Османская империя занимала огромные территории в Европе, Азии и Африке (общей пл. ок. 8 млн. км2). 1571-1574 годах были новые приобретение –  Кипр , Тунис..

Несомненно, тюрков-османов с самого начала отличали определенные интеллектуальные и эмоциональные черты, с которыми они вышли за пределы Алтайа. Эти предпосылки без сомнения, влияли на их способность контактировать с новым окружением. Турки вырабатывали для своих членов нормы поведения, ставшие формой общественного воспитания, обладающего большими достоинствами. С детства усваивается совокупность принципов общения с миром, которые со временем становятся жизненной нормой поведения и по мере взросления рефлекторно закрепляются в его сознании. В результате все накопленное в мозговых нейронах генеалогически передается новым поколениям.

Военно-демократический характер племенной организации проявлялся и в разделении власти на уровне родов и племен на «гражданскую» и «военную» власти. И здесь, мнение и авторитет народа играл определяющую роль. И ничего не делалось без согласия большинства. Даже Хану – человеку с диктаторским характером, для возможных злоупотреблений оставался довольно узкий «коридор возможностей» во власти. Если Хан переходил эту грань, он мог наткнуться на возмездие. Если Хан допустит злоупотребление: убьет, к примеру, невинного соплеменника, то ему было невозможно избежать наказания, несмотря на титул. Он подвергался возмездию, если не заплатит за пролитую кровь, смертью.

Но Хан всегда важнейшие решения принимал после консультаций с представителями племенной знати или племенным советом – меджлисом, важным элементом демократической организации племенного-родового общества.

Меджлис также являлся «советом старейшин и общественным судом, – сюда соплеменники в любое время приносят для разбирательства свои дела. В большинстве случаев «титул Хана» на протяжении десятилетий, а то и столетий оставалась за одной и той же аристократической семьей.

Часто власть передавалась от отца к сыну, но в случае отсутствия у претендента необходимых данных она доставалась другому представителю знати. Так же дело обстояло с акыдом. Личные достоинства претендента были, так сказать, идеалом. Они отнюдь не всегда определяли исход этой борьбы.

Народ и его мнение в этом обществе имел решающее значение, без согласия которого ничего не делалось.

А после принятия ислама у тюрков это устройства власти под воздействием мусульманского права (фикх) обрел более усовершенствованный вид. Хан опирался, с одной стороны, на аристократию, со многими представителями которой он находился в родстве, с другой – на собственную дружину из вольноотпущенников, наемных солдат. Судебная система строилась, как правило, на основе мусульманского права – шариата. Суд вершил не только лично правитель, но и судья – кади, имевший юридически богословскую подготовку.

Но в Османском  государстве субъективно существовала широкая гамма цветов и оттенков ислама – от ханбалитов через ортодоксальных суннитов других толков к зейдитам, шиитам, ибадитам и ваххабитам. Был широко распространен культ святых; а рядом, переплетаясь с исламом или подменяя его, существовали до мусульманские религиозные верования и культы — колдовство, идолопоклонство, поклонение солнцу, анимизм, фетишизм, культ предков. Таково было духовное наследие, на основании которого складывались взгляды и воззрения.

 Например, ислам, по мнению ваххабитов, имел своими источниками только Коран и сунну. Они признавали четырех имамов, основателей правоверных школ суннизма, а также Таки ад-Дина ибн Таймийю и Ибн аль-Кайима (XIV в.), но фактически отвергали теорию и практику богословов, принадлежавших ко всем последующим поколениям.

Выступая в принципе против «новшеств», доводя до крайности положения ханбализма, ваххабиты отвергали религиозно-правовую школу Османской империи — ханифизм. Можно сказать поэтому, что ваххабиты восставали против той формы ислама, которая существовала в Османской империи.

Основатель религиозного и общественно-политического течения в Аравии, названного ваххабизмом, родился в Аяйне в 1703/04 г. в семье богослова. Его отец, Абд аль-Ваххаб ибн Сулейман, мусульманский судья (кади), был первым учителем своего сына. Его брат, Сулейман ибн Абд аль-Ваххаб, рассказывал летописцу Ибн Ганнаму, что в детстве будущий основатель нового мусульманского течения проявил большие способности и выучил Коран, не достигнув десяти лет. Мальчик познакомился с толкованием Корана (тафсиром) и преданиями о жизни пророка (хадисами).

Долгие путешествия Ибн Абд аль-Ваххаба и упорные занятия богословием оказали решающее воздействие на формирование его мировоззрения. У него была возможность познакомиться с культами и верованиями Османской империи  и соседних стран, определить свое отношение к ним, изучить богословские науки, толкование Корана, хадисы и комментарии к ним и почерпнуть аргументы для создания своего учения. Оно стало выразителем определенной линии в развитии ислама, наложенной на конкретные условия социально-политической и духовной жизни Ближнего и Среднего Востока в целом и Центральной Аравии в частности.

Официально толкуемым течением ислама в Османской империи был  ханифизм, самая гибкая из четырех школ, хотя признавались и другие ортодоксальные толки. Окончательное оформление религиозной системы здесь относится к XV – XVI вв. Османский султан присвоил себе титул халифа, т.е. духовного главы всех мусульман, укрепив тем самым свой авторитет.

Богословы (улемы) были одной из самых влиятельных групп населения империи. На них опиралась Порта* в делах религиозных, юридических, в области образования и интеллектуальной жизни. Во главе иерархии богословов стоял стамбульский муфтий – шейх-уль-ислам, равный по рангу великому везиру. Вслед за ним шли два кади-аскера, затем другие высшие богословы. Порта пыталась контролировать улемов через систему утверждения местных кади, осуществлявших надзор за юридическими и административными делами, и мухтасибов, следивших за моралью верующих и надзиравших за цеховыми организациями ремесленников и купцов.

Общее разложение Османской империи затронуло и мусульманское духовенство. Коррупция богословов, их жадность и несправедливость вызывали недовольство населения.

Ибн Абд аль-Ваххаб обосновался в Эд-Диръии в 1744-45 г. В этом оазисе у него была группа последователей, среди которых находились два брата местного эмира Мухаммеда ибн Сауда, а также жена эмира. Вероучитель остановился у одного из своих учеников и немедленно установил связи с правителем Эд-Диръии. Братья эмира и его жена способствовали их сближению.

С момента переезда в Эд-Диръию жизнь Ибн Абд аль-Ваххаба уже неотделима от судеб Диръийского эмирата и государства Саудидов.

Когда в конце 1768 г. Османская империя объявила войну России. Саудиды (вассалы Султана –А.М.) воспользовавшись этим обстоятельством начали завоевание Неджда и Восточной Аравии. Война с Россией сильно ослабило боевую мощь Османской империи, и привела к невыгодному миру с Москвой. Был заключен Кучук-Кайнарджийский договор. После разорительных турецко-российских войн, после смут и внутренних междоусобиц власть в Багдаде захватили мамлюки. С 1780 г. здесь правил Буюк Сулейман, грузинский мамлюк бывшего багдадского паши. Стамбул вынужден был утвердить его на этом посту. Английская Ост-Индская компания поддерживала багдадского пашу против султана для ослабления власти турецкого султана в регионе.

****

Начиналась новая эпоха колониализма. Борьба между Францией и Англией за торговое и колониальное преобладание оставалось главным вопросом международной политики. Огромная страна – Индия – в XVII веке была объединена мусульманскими султанами, так называемыми Великими Моголами. К началу XVIII века это единство распалось, и страна сделалась добычей европейских завоевателей.

 Все эти события достаточно ясно показали, насколько судьба Османской империи переплелась с общим развитием обстановки в мире. Будущее тех или иных образований внутри Османской империи определялось не только соотношением сил внутри государства, но и решениями, принимавшимися в Лондоне, Берлине, а также в Петербурге и Париже.

Самая сильная колониальная держава конца XIX в. — Великобритания — после открытия Суэцкого канала в 1869 г. и захвата Египта в 1882 г. стремилась поставить весь Аравийский полуостров под свой прямой или косвенный контроль. Британская колониальная империя в Индии все крепче привязывала к себе султанат Маскат, княжества Договорного Омана, Катар и Бахрейн. Следующим на очереди был Кувейт, формально находившийся под османским сюзеренитетом.

Была у Англии и другая цель. Морской путь в Индию обеспечивался британским господством в Египте и на Кипре. Равно как и недопущением русского контроля над проливами. Вследствие захвата Египта англо-турецкие отношения осложнились. Султан чем дальше, тем больше склонялся к сближению с Россией. Но Россия имела сухопутные подступы к Индии. Помимо Афганистана таковыми являлись Персия, Аравия и Азиатская Османская империя. Внимание Британской дипломатии было приковано ко всему этому поясу земель, обрамляющих Индийский океан и особенно Персидский залив. Проект железной дороги Кейптаун-Каир нашел свое продолжение в проекте Каир-Калькутта. Так постепенно набрасывались контуры грандиозной азиатско-африканской империи с Индийским океаном посередине. Выяснилось, что помимо окончательного утверждения в Египте, английское правительство при разделе Османской империи намеревалось овладеть Месопотамией, Аравией и Критом.

B конце XIX века антагонизм великих держав и их колониальная экспансия распространились на бассейн Персидского залива. Особенно энергично место под солнцем искала кайзеровская Германия. Правительство Вильгельма II, объявившего себя «защитником ислама», все больше сближалось с султанским правительством и стало укреплять свои экономические, политические и военные позиции в Османской империи. Появилась опасность создания прямой стратегической магистрали Берлин-Персидский залив, что прямо угрожало английскому владычеству в Персидском заливе, Аравии и на всем Ближнем и Среднем Востоке.

C тех пор как Пруссия разбила Францию и создала Германскую империю, Англия не могла не опасаться новых актов немецкой агрессии. Дальнейшее усиление Германии могло привести к её гегемонии на континенте. Многие проницательные люди в рядах британских политиков не упускали из виду такую опасную угрозу. Если бы Германии удалось окончательно закабалить Турцию, а ее австро-венгерской союзнице – осуществить задуманные планы на Балканском полуострове, весь Ближний Восток со всеми его человеческими и материальными ресурсами оказался бы под пятой германского империализма. С этим не могла примириться Англия, которая всегда рассматривала страны Ближнего Востока как мост из Европы в Индию. Не могла допустить этого и Россия: подчинение Османской империи и Балкан влиянию Германии и Австрии означало бы угрозу для безопасности всего русского юга от Черноморского побережья до закавказской границы. Не удивительно, что, несмотря на разделявшие их противоречия, Англия и Россия оказывались заинтересованными в том, чтобы дать отпор германскому проникновению на Восток.

Английское правительство активно противодействовало германской экспансии в Османской империи. Оно использовало при этом разные пути. Прежде всего, оно обратилось к чисто финансовому воздействию. В апреле 1903г. английские банкиры отказались участвовать в финансировании Багдадской дороги. Это требовало от Османской империи значительных средств, а денег у нее не было. Таким образом, тормозилось финансирование Багдадской железной дороги, которое для берлинского денежного рынка и без того оказалось не особенно легким делом.

Тем временем в международной обстановке произошли серьезные изменения: Великобритания активизировала наступление в бассейне Персидского залива против германских и российских конкурентов. В ноябре-декабре 1903 г. вице-король Индии Керзон в сопровождении военной эскадры с большой помпой посетил страны Персидского залива. Недждийско-шаммарская война была частью борьбы великих держав за влияние в бассейне Персидского залива. Новое религиозное течение в исламе – ваххабизм, был уже взят на вооружение неджийчами, оно было нужно им как вода и воздух.  В Стамбуле стали понимать, что нависла угроза над Османской империей. Так что центробежные процессы остановить туркам было не по силам. Следует сказать, что лидеры Турции того времени допускали стратегические ошибки, навлекая беды на свою страну. Вместо того чтобы заботиться о модернизации экономики Турции, привлекать в страну европейские современные технологии, развивать образование и промышленность, султаны пытались сохранить империю дипломатическими маневрами. Внутри страна была слаба, но с сильной внешней политикой, но это не спасло османов от развала империи. Она была обречена.

***

В итоге свершилась мировая империалистическая война 1914–1918 гг. И Турция потеряла до 66% площади и до 33% населения империи. После этой войны большая часть территории Турции была фактически разделена между державами-победительницами — Англией, Францией, Италией и Грецией, и ее население сделалось предметом жестокой эксплуатации. Страна, которая вступила в 1-ю мировую войну Османской империей, простиравшейся от юга Европы до Ближнего Востока, закончила ее – Турцией. Это означало потерю почти всех территорий, населенных «не турками», и даже части земель, населенных уже турками.

Природные богатства Османской империи определяли ее значение в международной политике как объекта в борьбе империалистических держав за вывоз капитала, за рынки сырья и сбыта, за стратегические позиции на Ближнем Востоке, а главное — «за долю наследства» Османской Турции.

Более того, при подготовке широко известного американского плана завершения войны – «14 пунктов» В. Вильсона – рассматривался вариант, в котором даже допускалось первоначально, что Турция вообще перестанет существовать.

Но тут у англосаксов вышла промашка: во-первых, государственник – Ататюрк, а во-вторых – оказавшаяся довольно энергоёмкой национальная идея тюрков.

Версальская конференция признала, что за почти 500 лет существования Османской империи сформировался турецкий этнос и его территориальное ядро, следовательно – должно быть и национальное государство. Они думали, что если мы лишили империю (в данном случае – Османскую) ее идеократического (религиозно-исламского, в данном случае) стержня, то мы обрекли культурную и геополитическую импотенцию, мы ее, в определенном смысле, оскопили.

И им казалось такое государство англосаксам не конкурент.

Но, оказавшаяся довольно энергоёмкой национальная идея тюрков превратила в прах грязные помыслы англосаксов.

Не удивительно, первой страной, протянувшей руку помощи Турции в годы освободительной войны, стала Советская Россия.

Первой внешнеполитической акцией ВНСТ (Великое национальное собрание Турции, ВНСТ), было обращение его председателя Кемаля Ататюрка к Советскому правительству с предложением об установлении дипломатических отношений между Турцией и Советской Россией с просьбой оказать Турции помощь в её борьбе против империализма. Советское правительство дало на обращение Ататюрка положительный ответ, первым признало правительство борющейся Турции (2 июня 1920) и оказало турецкому народу существенную помощь деньгами (св. 10 млн. руб. золотом), значительным количеством вооружения и боеприпасов, средствами связи и др.

 Советская помощь имела также большое морально-политическое значение. 16 марта 1921 в Москве был подписан договор между РСФСР и Турцией о дружбе и братстве.

Но приближалась новая эпоха в истории императивности!

Американские корпорации стали активно интересоваться залежами нефти за рубежом, подталкиваемые опасениями двойственного характера – перспективой нехватки нефти в США и угрозой оказаться перед лицом англо-голландской монополии на мировые ресурсы этого сырья. Главная же причина лежала в опасении оказаться в стороне от эксплуатации залежей дешевой нефти, удачно расположенных по отношению к важным рынкам.

В 1920 г. У. Фейриш, позднее президент «Стандарт Ойл Компани оф Нью-Джерси», заявил, что в Техасе и Оклахоме нефть истощается. В том же году Уайт, главный специалист геологического управления США, предсказал истощение американских запасов нефти в течение 18 лет. В связи с этим департамент военно-морского флота стал проявлять беспокойство, так как специалисты утверждали, будто Соединенные Штаты должны будут сократить потребление нефти или начать ее импорт. Сенатор Лодж предупредил конгресс, что «Англия приобретает контроль над поставками нефти в мире».

Действительно ли компании предполагали, что нефтяные резервы США столь ограниченны, или это было предлогом для более активного вовлечения американского правительства в их экспансию за пределами национальных границ, остается неизвестным. «Методы давления на правительство и манипулирования общественным мнением в интересах корпораций были столь отработаны в США, что, скорее всего, именно вторая причина привела к распространению подобных утверждений. Во всяком случае, в начале 20-х годов самые крупные американские компании вступили в борьбу за концессии в Центральной и Южной Америке и на Среднем Востоке. Американские нефтяные компании подчеркивали, что в тот момент США, обладая 12% нефтяных запасов мира, давали более половины мирового производства». Но контроль над источниками нефти за пределами США был в руках англо-голландских монополий.

Американские компании опасались, что они опоздали к разделу ближневосточного нефтяного пирога. Министерство внутренних дел разработало политику поддержки борьбы американских корпораций за концессии за границей, чтобы подтолкнуть все правительственные департаменты и агентства им на помощь. Лондон и Париж договорились о разделе иракской нефти. Американское правительство стало говорить о дискриминации США в коммерческой деятельности на территории Германии и ее союзников, настаивая на политике «открытых дверей».

«Стандарт Ойл оф Калифорниа» (СОКАЛ) была одной из американских нефтяных компаний, которые после первой мировой войны предприняли серьезные попытки включиться в добычу нефти за пределами США.

Великобритания была против появления американской компании в Персидском заливе. По соглашению, подписанному в 1914 г., правитель Бахрейна обязался не предоставлять концессии на его территории и не принимать предложений от кого бы то ни было без согласия Великобритании.

Но политика Великобритании на Ближнем Востоке претерпела глубокие, принципиальные изменения. США поставила задачу заменить Великобританию в качестве господствующей державы в этом регионе, учитывая, в частности, его нефтяной потенциал. Роль нефти в мире изменилась: из преимущественно коммерческого товара она превратилась в стратегический товар высшего приоритета.

Уже после ялтинских соглашений сложилась ситуация, в которой внешняя политика стран-победительниц во второй мировой войне была в большей степени ориентирована на будущую послевоенную расстановку сил в Европе и мире. Итогом этой политики стал фактический раздел Европы на западные и восточные территории, которым суждено было стать основой для будущих плацдармов влияния США и СССР. В 1947 году был дан старт “плану Маршалла”, в соответствии с которым в европейские страны, разрушенные войной, должны были быть инвестированы огромные средства со стороны США.

5 июня 1947 г., выступая в Гарвардском университете, государственный секретарь США Джордж Кэтлетт Маршалл изложил план восстановления экономики европейских стран, пострадавших в результате Второй мировой войны (1939-1945), а также в результате обрушившихся на континент жестоких холодов зимы 1946/47 г. Предложенный план вошел в историю под названием “план Маршалла”. Согласно этому плану, Правительство Соединенных Штатов Америки намеревалось выделить до 20 миллиардов долларов на оказание экономической помощи бедствующим странам Европы при условии их согласия на скоординированные действия и выработки ими разумного плана использования выделяемых на их нужды средств.

Еще до принятия “плана Маршалла” Западноевропейские страны в 1947 году начали создавать структуру для сотрудничества в защите, поскольку чувствовали себя слишком слабыми для индивидуальной защиты от Советского Союза.

В марте 1948 года был заключен Брюссельский договор между Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией, который позднее лег в основу “Западноевропейского союза”. Брюссельский договор считается первым шагом на пути создания Североатлантического альянса. Параллельно велись секретные переговоры между США, Канадой и Великобританией о создании союза государств на основе общих целей и понимания перспектив совместного развития, отличного от ООН, в основу которого легло бы их единство. Вскоре последовали развернутые переговоры европейских стран с США и Канадой о создании единого союза. Все эти международные процессы завершились подписанием 4 апреля 1949 года Североатлантического Договора, приводящего в действие систему общей обороны двенадцати стран: Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, США, Франции. Договор был нацелен на создание общей системы безопасности. Стороны обязывались коллективно защищать страны, которые подвергнутся агрессии со стороны государств вне союза. Соглашение окончательно вступило в силу 24 августа 1949 года после ратификации правительствами стран, присоединившихся к Североатлантическому договору. Была создана международная организационная структура, которой подчинялись огромные военные силы в Европе и по всему миру.

Восемнадцать стран, получившие финансовую помощь от США (а именно: Австрия, Бельгия, Великобритания, Западная Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Франция, Швеция, Швейцария), были интегрированы в единое политико-экономическое пространство, что определило одну из перспектив сближения. В то же время, нарастало политическое и военное соперничество между СССР и США за европейское пространство.

Таким образом, фактически начиная со своего основания, НАТО было ориентировано на противодействие Советскому Союзу и позднее, странам-участницам Варшавского договора. Суммируя причины появления НАТО, прежде стоит упомянуть экономические, политические и социальные цели. Большую роль сыграли желание обеспечить совместную экономическую и политическую безопасность, осознание потенциальных угроз и рисков для “западной” цивилизации. В основе НАТО, прежде всего, подготовка к новой возможной войне.

При участии Великобритании был создан и другой военный альянс: СЕНТО.

После окончания Второй мировой войны США и Великобритания планировали воссоздание Ближневосточной Антанты, которая формально существовала в 1938-1948 годах на основе Саадабадского пакта 1937 года, объединявшего Афганистан, Ирак, Иран и Турцию. Союз был титульных наций: турок, персов, арабов. На самом деле в США надеялись создать новый ближневосточный союз, на основе одной нации из Ирака и других независимых арабских государств. Однако Первая арабо-израильская война привела к американо-арабским противоречиям. Встал вопрос о возвращении к первоначальному проекту: Турция – Ирак – Иран – Афганистан, хотя позже по ряду причин Афганистан пришлось заменить на недавно получивший суверенитет Пакистан. Ещё до подписания Багдадского пакта, Турция и Пакистан в феврале 1954 года заключили договор о взаимовыгодном сотрудничестве. Начало же деятельности СЕНТО было положено заключением в Багдаде 24 февраля 1955 года военного пакта между Ираком и Турцией, к которому присоединились Великобритания, Пакистан, Иран.

В 1959 году Ирак покинул союз, и СЕНТО потерял в своём составе представителя Арабского мира, в том же году США подписали с Ираном, Пакистаном и Турцией двусторонние соглашения о сотрудничестве против прямой или косвенной “коммунистической агрессии”. Эти соглашения стали играть определяющую роль в деятельности СЕНТО, направленной против просоветских, антизападных и прочих “подрывных” сил в районе действия этой организации. Участники СЕНТО регулярно проводили военно-морские, военно-воздушные и сухопутные манёвры. В блок входили: Великобритания, Ирак, Иран, Пакистан, Турция.

Во время арабо-израилской войны октябре1973 г. Турция отказала США в праве пользоваться базами для действий против арабских стран.

Это привело Блок СЕНТО в состоянии кризиса.

Пакистан также как Турция не поддержали США в военном отношении.

И это привело о роспуске блока СЕНТО.

Но Ближнем Востоке были и другие проблемы. Президент Ирака Саддам Хусейн обвинял Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты в “экономической войне” против Ирака в связи с превышением этими странами квот ОПЕК на добычу нефти.

 Тогда при подаче США 4 февраля 1981 г. на совещании в саудовской столице было принято решение создать Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, куда кроме Саудовской Аравии вошли Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман. Основная цель организации был развитие сотрудничества в области обороны.

А в СССР началась эпоха Горбачева. Исторической опыт  нейтрализация соперника в примере Османской империи  выживала в памяти   капиталистических  бонз .  А этот раз эта тактика принималась в отношение нового «султана»  Горбачеву  .

И вот 19 января 1989 года в Москву прибыли руководители и представители «мирового правительства» – делегация «Трехсторонней комиссии» в составе отца – основателя этого мондиалистского органа Д.Рокфеллера и Ж.Бертуана, И.Окавары,  В.Жискар д`Эстана и Я.Накасонэ. Эта загадочная комиссия, а также не менее тайные «Бильдербергский клуб» и «Совет по международным связям» (во всех из них, кстати, все тот же Д.Рокфеллер являлся по сути едва ли не первым лицом) и составляют тот самый мондиалистский центр, который регулирует всю мировую политику.

Представители «Трехсторонней комиссии» имели обстоятельную беседу с М.С.Горбачевым, на которой также присутствовали А.Н.Яковлев, В.А.Медведев, Г.А.Арбатов, и другие видные «перестройщики». Д.Рокфеллер заявил, подводя итоги этой встречи, что «беседа была исключительно интересной, полезной и обнадеживающей по своим потенциальным последствиям».

Михаил Сергеевич, создавая миф, о новом мышление, привел могущественною страну полной разрухе. День за днем простым людям жилось хуже.

Он, создал “горячие точки”, где появилась, национальные конфликты, переросшего в войну. Посмотрите на ухмылку историю эти императивные силы разлагали   Османской империи из внутри в за счет раздувая противоречия религиозным балласте ,  а в примере СССР был использован  этнический национализм.

А после нейтрализации СССР из мировой политической системы началась новое экспансии по миру. Потому ,что уже не было преграды или противовес в лице СССР к США. Формировалась однополярный мир ,  которое управлялось   из  Пентагона.

Не осознавая эти новые реалии,   армия Саддама 2 августа 1990 год вторгались в Кувейт. К концу дня Кувейт почти полностью был оккупирован.

Совет Безопасности ООН осуждал вторжение и требовал немедленного отвода иракских войск.

США начинал операцию “Щит пустыни” для защиты Саудовской Аравии от возможного иракского вторжения.

Саддам Хусейн 8 августа 1990 года объявлял об аннексии Кувейта.

29 ноября 1990 года принимается Резолюции СБ ООН 678, дающей Ираку срок до 15 января для вывода своих войск из Кувейта. В противном случае силы многонациональной коалиции который выходил туда, и Турция получают право “использовать все необходимые средства” для прекращения оккупации Кувейта.

28 февраля 1991года война в Персидском заливе заканчивается. Кувейт освобождается. Совет Безопасности ООН 3 апреля 1991 года принимает резолюцию 687, подводящую итоги войны.

Но из нео-имперских замашек США вначале 2000г. Ближний Восток вновь запылал огнем войны. Согласно резолюции 687 Совета Безопасности ООН, после завершения войны в Персидском заливе в Ирак прибыла Специальная комиссия ООН для надзора за ликвидацией иракского оружия массового поражения и прекращением программ по разработке химического, ядерного, бактериологического оружия и ракет большой дальности. Так, 18 сентября 2002 года директор ЦРУ Джордж Тенет сообщил Джорджу Бушу, что, по информации из ближайшего окружения Хусейна, Ирак не располагал оружием массового поражения. Эта информация не была сообщена Конгрессу США и не обнародовалась.

Но, одновременно, 5 февраля 2003 года госсекретарь США Колин Пауэлл выступил на специальном заседании Совета Безопасности ООН, предоставив «многочисленные доказательства» того, что Ирак скрывает от международных инспекторов оружие массового поражения. В 2004 году Пауэлл признался, что обнародованные им данные были во многом неточными, а иногда и сфальсифицированными. В отличие от войны в Персидском заливе 1991 года, двенадцать лет спустя войска союзников начали наземное наступление почти сразу, без проведения длительной воздушной кампании. Плацдармом для вторжения стал Кувейт. Коалиционное командование предполагало организовать и северный фронт, чему помешал отказ парламента Турции разрешить развёртывание американских войск в стране. Это мужественный шаг Турецких парламентариев (при поддержке генералитета) еще раз доказала, что у тюрков главная цель сохранит престиж Анкары во всем мусульманском мире. Но этот поступок генералов потом им дорого обходилась. Начиная 2010 года под патронажем Вашингтона начался процесс оттеснения генералов от политической жизни Турции, под предлогом проведение реформы в государстве. Начались нашумевшие судебные дела «Ергенокон». Арестовали генералов, общественных деятелей, лидеров политических партий и др.

Не случайно аналитических кругах США довольно часто встречалось мнение о том, что генералы, в силу своей нарастающей мощи, будет формировать иной курс внешней политики, акцентируя свое внимание в большей степени на Восток, Анкара будет постепенно вытеснять США и Запад из «зоны своих интересов». Однако после этих арестов Эрдоганское правительство пока балансируется между интересами США, Европы и Россией. Но как бы то ни было, мы ментально близки с русскими людьми. История России тесно связана с историей тюркских народов.

 И это, безусловно, не может не указывать на дальнейшую корректировку внешней политики Турции в будущем.

Несомненно, что РФ и Турция останется в регионе крупнейшей и сильнейшей державой, в которой слились славянский и тюркский этносы. Огромный ареал между Байкалом и Черным морем был и есть ареной жизнедеятельности Славянских и Тюркских народов. Думаю не в далеком будущем мы будем говорить о великом славяно-тюркском единении в контексте Евразийской интеграции .

Адгезал Мамедов, Председатель центра  психологической портретологии и политического анализа
“Центр Льва Гумилева”

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

  1. Мунир аль-Аджляни. Тарих…, Ч. 1, с. 68, 77.
  2. Ибн Бишр. Унван аль-наджд… Ч. 1, с. 157, 160, 212, 223-224.
  3. Ибн Абд аль-Ваххаб. Китаб аттаухид, с. 118.
  4. CM. комментарий Абдуррахмана ибн Хасана к «Китаб ат-таухид» Ибн Абд аль-Ваххаба в сб. «Маджмуат аттаухид…», с. 64.
  5. Иванов Н.А. О типологических особенностях арабо-османского феодализма. – Народы Азии и Африки, 1978. № 3.
  6. Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в.: От Констан-тинопольского договора до Кючук-Кайнарджийского мира. 1700-1774. М., 1991.
  7. Миллер А.Ф. Мустафа-паша Байрактар. Оттоманская империя в начале ХIХ в. М.-Л., 1947.
  8. The Cambridge history of British foreign policy, 1783-1939. Ed. by A. W. Ward and G. P. Goocli. Vol.3. 1866-19-19. London 1923. XIX, 664p.
  9. Akdağ M.Genel cizgileri ile XVII yüzyıl  Türkiye tarihi-Tarihi araştırmalar dergisi.Ankara,1966
  10. İsmail Hakkı Uzunçaşırlı. Osmanlı tarihi. III с. Аnкаrа, 1988
  11. Hurşud Efendi.Seyahatname və hudud. Istanbul 1877
  12. Cevdet. Ahmed. Tarih-i vekaiya devlet-i aliye. vol. 1-12. Istanbul. hicri 1271-1292. 12 vols.
  13. http://www.os-ar.com/ermeni/ermeni.htm
  14. Avcioğlu.DTürkiyenin düzeni:Dün,bugün,yarın.Ankara
  15. 1968
  16. Харраз, Рахаб. Ад-давля аль-османийя ваджзират аль-араб (1840-1909) (Османская империя и Аравийский полуостров (1840-1909)). Каир, 1970.
  17. Albert, Prince. Letters of the Prince Consort [of Victoral] 1831-1861. Selected and edited by K. Jagow. Translated by E. T. S. Dugdale. N. Y. 1938.
  18. Albin, P. Les grands traites politiques; recueil des principaux traites dip-lomatiques depuis 1815 jusqu’a nos jours avec des commentaires et des notes. P. 1911.
  19. al-Farsi, Fouad. Saudi Arabia: a Case Study in Development. L., 1980.
  20. Ansley, E. The Life of Lord Palmerston. Vol. i—2.L1876—1879.
  21. Ansley, The Life of Lord Palmerston. Vol. L-2. L.1876-1879.
  22. Blunt A. A Pilgrimage to Nejd the Cradle of the Arab Race: a Visit to JjhejCpurt of the Arab Emir, and “Our Persian-campaign”. L.. 1881. 2 vols.
  23. Blunt W.F. A Visit to Jebel Shammar (Nejd). – Proceedings of the Royal Geographical Society. 1880. vol. 2.
  24. Blunt, W. jggj’gthistorJ Qf the Englisth occupation of Egypt. Being a personal narraTive of events. London 1907. XII, 606 p.
  25. Burckharari.L. Travels in Arabia. L., 1829.
  26.  BurckhardtJ.L. Notes on the Bedouins and Wahabvs Collected during His Travels in the East by  John Lewis Burckhardt. L.. 1930 2 vols.
  27. Cevdet, Ahmed. Tezakir. Ankara, 1953. 12 vols
  28. Лазарев М.С. Крушение турецкого господства на Арабском Востоке (1914-1918), М., 1960.
  29. Newsweek, 06.03. 1978, с.78-80; The Wall Street Journal, 07.10.1981.

** Военно-административное управление в регионах Османской Империи.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...