|

Современный Кавказ в объективе польского «прометеизма»

На конец 1980-х пришёлся период возрождения прометейских традиций польской геополитики. В качестве ретранслятора и охранителя этих традиций выступила польская эмиграция в странах Запада, прежде всего, Великобритании, Франции и Соединённых Штатов. В Лондоне на ниве прометеизма подвизался геополитик и публицист Юлиуш Мерошевский, близкий друг знаменитого Ежи Гедройца – редактора известного парижского польского эмигрантского журнала «Культура», своеобразного рупора прометейской идеологии.

58447606_1272625554_2698
Казалось бы, с крушением СССР «прометеевцы» могли бы считать свою миссию выполненной: грозный восточный сосед рассыпался на куски; воплотилась в жизнь знаменитая формула Ю. Мерошевского ULB (Украина – Литва – Белоруссия), в соответствии с которой де-юре независимые Киев, Вильнюс и Минск суть первейшим условием безопасности польского государства; кардинально изменился геополитический ландшафт Средней Азии и Закавказья. Но оказалось, что польский прометеизм не имеет чётких хронологических рамок, и после самоубийства СССР «прометеевцы» своей целью определили Россию, активно используя идеологему о порабощении русскими иных народов Российской Федерации.

Особое внимание уделялось Кавказу, благо, что сама история давала некоторые примеры польско-кавказского союза против России, начиная с XIX в. Намеренно игнорировались положительные факты из истории русско-кавказских отношений. Например, неучастие будто бы «порабощённых» ингушей в Кавказской войне, сотрудничество части чеченского и дагестанского общества с русской администрацией, участие благородных черкесских родов в российской политике, и т.д. Выпячивались конфликты и неурядицы между русскими и кавказцами, а провоцирование польскими агентами кавказско-русских противоречий преподносилось как благородная миссия.

Поскольку соперником России на кавказском направлении была Османская империя, значительно увеличился тираж публикаций, посвящённых Польскому легиону в Турции (Legion Polski w Turcji) – немногочисленному соединению польских добровольцев (не более 200-300 чел.), воевавших на стороне Турции в русско-турецкую войну 1877-1878 гг., которая, как известно, велась и на Кавказе. Легион состоял из европейского и азиатского отрядов. Европейский отряд состоял из 65 бойцов, и участвовал в боях на Балканах, а азиатский воевал на Кавказе.

Тогда на службе у турок оказались известные польские повстанцы Мариан Лангевич (Ланги-бей), Теофил Лапинский (Теффик-бей), Владислав Костельский (Сефер-паша), Константин Божецкий (после принятие ислама – Мустафа Джелаледдин-паша, прадед турецкого поэта-коммуниста Назима Хикмета, похороненного в Москве!). Они не были первопроходцами, т.к. формированием польского легиона в Турции занимался ещё национальный польский поэт, и горячий патриот Речи Посполитой от Балтики до Чёрного моря, Адам Мицкевич. Он не довёл дело до конца, скончавшись в Константинополе в 1855 г. Однако задолго до 1870-х гг. в составе турецкой армии уже было немало выходцев из Лехистана (так турки называли Польшу) – Михал Чайковский (Садык-паша), Юзеф Бем (Амурат-паша), Антоний Линский (Мехмет Искендер-паша), генерал турецкой армии Людвик Шафранец-Быстшоновский и др.

Современные польские авторы крайне неохотно освещают участие Польского легиона в Турции в подавлении освободительных выступлений курдов, арабов, болгар, сербов, грузин и армян (1). Вместо этого они стараются максимально распропагандировать доктрину прометеизма, придав ей косметический блеск, и посеять семена прометеизма на южных рубежах России. И эти семена уже дают всходы.

У современного прометеизма имеется фирменная эмблема – девиз «За нашу и вашу свободу!», исполненный золотым тиснением, в окружении национальных гербов «прометейских», как указывают польские авторы, народов. Здесь и украинский трезубец, и крымско-татарская тамга, и символы кавказских народов. Об истинных мотивах той политической прихоти, по которой эти народы скопом зачислены в «прометейские» (в смысле, что польские «прометеевцы» рассматривают их, как объекты приложения своей внешней политики), умалчивается.

В Польше при Центре изучения Восточной Европы Варшавского университета учреждена организация «Кавказский дом в Польше» (Dom Kaukaski w Polsce) (2). Её главная задача – распространение прометейского видения будущего кавказских народов среди самих этих народов. Кавказ рассматривается, как единое политико-географическое целое, «дом», где русским нет места. Официальная страница организации имеет текстовые версии не только на польском и английском, но и на армянском, азербайджанском и грузинском языках. «Кавказским домом в Польше» выпускается специализированный журнал «Новый Прометей» – продолжатель изданий 1920-1930-х «Prométhée» и «La Revue de Prométhée». Журнал много места посвящает деятелям прозападной грузинской, дагестанской, чеченской, осетинской, азербайджанской эмиграции 1920-х гг., активно работавшим на польскую разведку в Клубе «Прометей», современным интерпретациям прометейского наследия и связанным с ним геополитическим теориям.

«Кавказским домом в Польше» проводятся т.н. прометейские конференции, посвящённые, как правило, политическому наследию «прометеевцев» прошлых лет и тактике НКВД и КГБ по борьбе с прометеизмом. В конференциях участвуют делегаты из республик Кавказа, а также Украины, Белоруссии, Казахстана. Тематика некоторых конференций довольно обширна – «Польша и Каспийское море: Азербайджан и не только», «Старое и новое: прошлое, настоящее и будущее посткоммунистического мира» и т.п.

«Кавказский дом в Польше» пытается расширить поле деятельности, завязывая контакты с другими общественными организациями – культурное товарищество «Польша – Азербайджан», Клуб друзей Грузии (эмблемой клуба является фигура автора прометейской концепции Юзефа Пилсудского, выхватывающего из ножен саблю, на плечах которого сидит грозный белый орёл – государственный символ Польши). В Грузии действует также филиал «Кавказского дома», который сотрудничает с местными прозападными НПО, и зазывает под своё крыло не только грузинскую, но и абхазскую, осетинскую, азербайджанскую, армянскую молодёжь.

Не случайно свой журнал «Прометей» есть у Фонда «Чеченское наследие». В журнале размещаются, как свежие публикации, так и материалы «прометеевских» изданий прошлого. Среди культурологических и этнографических тем попадаются и такие, как «Единый фронт Украины, Кавказа и Туркестана», «Из архива эмиграции. Воззвание Комитета Независимости Кавказа», «Чеченский фактор в северокавказском движении сопротивления» и т.п. Среди авторов – бывший представитель Аслана Масхадова Маирбек Вачагаев и постоянные авторы польского «Нового Прометея» (3).

Подход польских «прометеевцев» наших дней к кавказскому вопросу не ограничивается географическими рамками, собственно, Кавказа, и охватывает Предкавказье. Муссируется идея независимости казаков Дона и Кубани. Причём этому подыскиваются исторические обоснования:

– казачьи восстания против центральных властей в прошлые века (Пугачёв, Разин);

-имеющиеся будто бы расовые отличия казаков от остальных «москалей»;

– утверждения о составе кубанского казачества исключительно из украинцев – потомков казаков запорожских, чаще, будто бы, ориентировавшихся на Польшу, а не Москву;

– попытки некоторой части донского казачества установить контакты с Речью Посполитой в XVII в. (4);

В качестве идеологической приманки используется фигура донского есаула Михаила Фролова, из антибольшевицких соображений присоединившегося к Клубу «Прометей» в 1920 г. М. Фролов мечтал объединить Кубань, Дон и Терек в Союзное казачье государство с опорой на националистов из Украинской Народной Республики, выпускал на субсидии польской разведки журнал «Вольное Казачество – Вільне Козацтво». При её же помощи перебрался в Прагу, где сколотил из единомышленников-антисоветчиков «клуб по интересам», но войной на Советский Союз пойти не успел, скончавшись в 1940 г.

В современной Польше сразу несколько экспертно-аналитических центров развивают прометейскую идею: краковский Центр политической мысли (Osrodek Mysli Politycznej), варшавский Центр восточных исследований (Osrodek Studiow Wschodnich) и многие др. Дело в том, что практически любая геополитическая концепция Польши на восточном направлении направлена на ослабление России, поэтому прометеизм может облекаться в разные формы – проект Восточного партнёрства, блок ГУАМ и т.д. Не важно, что некоторые из этих проектов могут быть предложены не Польшей. Важно, что Польша, ссылаясь на свой богатый опыт в отношениях с Москвой, всегда готова выступить «передаточным звеном» между коллективным Западом и антироссийскими силами на евразийском пространстве.

Подверём итоги:

Та часть польского политического спектра, которая придерживается прометейских взглядов на польско-российские отношения, продолжает активно трудиться над расширением сферы своего влияния на умы и сердца кавказской молодёжи. Но пафоса и мифотворчества в прометеизме больше, чем морали.

1) Героями публикаций и конференций современных «прометеевцев» часто являются лица, уличённые в сотрудничестве с нацистами (крымско-татарский коллаборационист Эдиге Кырымал, азербайджанский коллаборационист Мехмет-Эмин Расулзаде и т.д.).

2) Порой сложно провести чёткую границу между прометеизмом и потворством терроризму, когда фигура Джохара Дудаева вызывала у поляков больше сочувствия, чем жертвы Беслана. Неправительственное движение польской молодёжи «Комитет «Свободный Кавказ» открыто называет его мучеником, размещает на своём портале книги и видеоматериалы, посвящённые джихаду против «русского империализма» (5).

3) Любовь «прометеевцев» к тому или иному народу прямо зависит от отношений этого народа с Россией. Особенно ярко это проявилось в годы правления погибшего в авиакатастрофе под Смоленском президента Леха Качинского, который, проповедуя свободу и демократию, считал достойной этих ценностей только саакашвилевскую Грузию, но был равнодушен к гибели сотен жителей Южной Осетии.

4) Умалчивается, что потуги современных «прометеистов» обосноваться на Кавказе, не позволив государствам Кавказа и России развивать широкомасштабное партнёрство, особенно, в экономике, приведут к экономическим неурядицам и социальной дестабилизации – питательной среде исламистских настроений. В отличие от богатого природными ресурсами Азербайджана, экономике Армении и Грузии без России не обойтись, и шествие на поводу новоиспечённых «прометеистов» – это для армян и грузин путь в бедность.

Владислав Гулевич, kavkazoved.info

Примечания

1) В. Гулевич «Болгария, Польша и русско-турецкая война 1877-1878 гг.» («Западная Русь», 25.02.2013)
2) http://www.domkaukaski.org/
3) http://www.chechen.org/magazine/
4) «Kontakty Rzeczpospolitej z kozaczyzną dońską w XVII wieku» (Kresy.pl, 27.02. 2013)
5) http://czeczenia.com.pl/

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...