|

Американское общественное мнение о России как о друге и враге

16 ноября 2013 г. исполнилось восемьдесят лет со дня установления дипломатических отношений между СССР и США. Знаковым событием, сопровождавшим эту годовщину, можно считать полное отсутствие упоминания о ней как на сайте Госдепартамента США, так и на сайте МИД России. Весьма символично, что в самый канун этой годовщины – 15 ноября − Госдепартамент выступил с заявлением, посвященным четвертой годовщине со дня смерти С. Магнитского. Американцы акцентировали внимание на том, что российским властям так и не удалось привлечь к ответственности виновных в его смерти. Заявление заканчивалось словами, что США «будут и впредь в полной мере поддерживать усилия тех лиц в России, которые пытаются привлечь виновных к ответственности, в том числе и с помощью последовательного применения положений закона Магнитского, принятого в 2012 г.».

WWII Remains
Это заявление Госдепартамента США имеет гораздо больший смысл, чем может показаться на первый взгляд, так как, по сути, оно устанавливает новую точку отсчета в российско-американских отношениях – 16 ноября 2009 г. вместо 16 ноября 1933 г. И именно эта дата будет определять в ближайшем будущем их тональность и общую атмосферу.

Нынешнее ухудшение российско-американских отношений произошло на фоне радикального сдвига в восприятии России американцами. Осенью 2013 г. авторитетная социологическая служба Гэллапа впервые в текущем столетии зафиксировала превышение доли опрошенных американцев, негативно относящихся к России (50%), над теми, кто воспринимает ее позитивно (44%). Динамика изменений общественных настроений в США по отношению к России в 1999–2013 гг. показана на графике (см. рис. 1).

usapo
Рисунок 1. Динамика восприятия американским общественным мнением России в 1999–2013 гг.

Зондаж американского общественного мнения на протяжении последних пятнадцати лет позволяет выявить принципиально важную причинно-следственную связь в российско-американских отношениях, которая определяла изменение динамики настроений американцев в отношении России. В рамках опросника, составленного службой Гэллапа, положительное или негативное отношение к России определялось на основе ответа на следующий вопрос: считают ли респонденты Россию союзником или дружественной США страной либо, наоборот, недружественным государством или даже врагом Америки?

На протяжении 2001–2012 гг. США вели глобальную войну с терроризмом. На графике видно, что американское общественное мнение стало заметно меняться в выгодную для России сторону именно после событий 11 сентября 2001 г., когда она, по сути, стала союзником США в борьбе против мировой террористической угрозы. Апогей «союзнического» отношения к России пришелся на 2006–2007 гг. (в соотношении почти 4 к 1 среди опрошенных), т.е. на период, когда американская военная кампания в Ираке и Афганистане достигла пика.

С приходом к власти Б. Обамы США постепенно стали сворачивать свои военные усилия на Ближнем и Среднем Востоке – соответственно отпадала потребность в союзниках по антитеррористической коалиции. И это коснулось не только России, но и стран НАТО, задействованных в военных кампаниях в Ираке и Афганистане. Показательно, что перелом в настроениях американского общества по отношению к России произошел в канун 2014 г., объявленного администрацией Б. Обамы последним годом пребывания воинского контингента США в Афганистане. Помимо этого в американо-российских отношениях нарастали противоречия по Сирии и Ирану.

Таким образом, исчезновение «общего врага», который придает отношениям США и России характер союзнических, оборачивается тем, что на первый план – как и в годы холодной войны − постепенно выходит идеология в формате проблемы прав человека. В качестве основных причин радикального сдвига в отношениях американцев к России, зафиксированного осенью 2013 г., служба Гэллапа называет три фактора: предоставление бывшему сотруднику американских спецслужб Э. Сноудену временного убежища в России, ограничение прав секс-меньшинств и публикацию в газете «Нью-Йорк Таймс» статьи президента РФ В. Путина, в которой заявления высокопоставленных политических деятелей США об американской исключительности отнесены к категории «очень опасных».

Результаты, полученные службой Гэллапа, подтверждаются и данными опроса исследовательской организации «Pew Research Center», которые были опубликованы в начале осени 2013 г. Правда, согласно этому опросу, негативное отношение к России в настоящее время выражено в США не столь сильно, как считают аналитики службы Гэллапа. Так, 43% опрошенных социологами «Pew Research Center» против 37% имеют неблагоприятное мнение о России. При этом отмечается резкий возрастной разрыв в отношениях американцев к России: 49% респондентов в возрасте 18–29 лет воспринимают ее положительно, по мере увеличения возрастной шкалы доля положительно относящихся постепенно снижается – до 38% в возрасте 30–49 лет и до 29% в возрастных категориях свыше 50 лет ().

Таким образом, проведенный «Pew Research Center» опрос достаточно убедительно показывает, что ведущую роль в восприятии американцами современной России играют стереотипы и штампы времен холодной войны. Именно апелляция официального Вашингтона к риторике времен холодной войны, по сути, реанимировала распространенные догмы, с которыми старшее поколение прожило большую часть своей сознательной жизни в ХХ веке.

«Перезагрузка» как стратегия смены российских политических элит

Постепенное ухудшение отношения американцев к России на всем протяжении первого срока президентства Б. Обамы, несмотря на широко растиражированную Белым домом политику «перезагрузки», стало следствием двойственной трактовки этой политики на уровне общественного мнения и экспертного сообщества США. Официально администрация декларировала приверженность принципам равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, но, по сути, почти одновременное вступление в должность президента Б. Обамы (январь 2009 г.) и президента Д. Медведева (май 2008 г.) было воспринято американскими экспертами как курс на содействие смене политических элит в России. Подобная стратегия уже применялась в начале 1990-х годов в советско-американских отношениях и на рубеже XX–XXI веков в российско-американских отношениях, причем оба раза с благоприятным для США исходом.

После президентских выборов в России в июне 1991 г. администрация Дж. Буша-старшего к концу года сделала ставку на Б. Ельцина, сбросив со счетов М. Горбачева. В 1999 г. администрация Б. Клинтона, раздув в августе скандал вокруг отмывания «коррумпированной русской политической элитой» денег через «Bank of America», способствовала досрочному уходу в конце года Б. Ельцина. Необходимо было полностью исключить «российский фактор» из президентской кампании 2000 г., поскольку за российско-американские отношения в администрации Б. Клинтона отвечал вице-президент А. Гор, выдвинутый кандидатом на пост президента США от Демократической партии. Именно тогда на внутриполитическую повестку дня со всей остротой встал вопрос: «кто потерял Россию?»

Аналогичный подход к выстраиванию российско-американских отношений в течение первого срока президентства Б. Обамы озвучил в январе 2013 г. ведущий американский эксперт по России Центра стратегических и международных исследований Э. Качинс. По его мнению, стратегическая линия администрации Б. Обамы на «перезагрузку» отношений с Россией давала повод российскому руководству воспринимать ее как «политику усиления внутриполитических позиций Д. Медведева через видимый прогресс во внешнеполитических отношениях с Соединенными Штатами».

Именно по этой причине Э. Качинс назвал точную дату окончания «перезагрузки» − 24 сентября 2011 г. В тот день на съезде партии «Единая Россия» было объявлено о рокировке в так называемом тандеме, после которой В. Путин вновь стал президентом России. «И именно с этого момента, – заключает эксперт, – в американо-российских отношениях произошел решительный поворот в худшую сторону, когда в начале октября 2011 г. Россия (вместе с Китаем) дважды накладывала вето на санкции ООН в отношении Сирии. Резко усилилась критика Соединенных Штатов со стороны Кремля, и она стала более ожесточенной к концу осени по ряду ключевых вопросов, включая Сирию, противоракетную оборону, Иран и др.»

Естественно, неудача администрации Б. Обамы на политическом поле игры в «усиление разногласий в тандеме» не могла не сказаться на постепенной трансформации экспертных оценок в стереотипы общественного сознания американцев. По всей видимости, с подачи администрации в самом начале второго срока президентства Б. Обамы началась кампания по «демонизации» образа В. Путина в американских СМИ. Так, в начале 2013 г. в США получила значительный резонанс публикация книги сотрудников Брукингского института (аналитического центра, близкого к политическому руководству США) Ф. Хилл и К. Гэдди под названием «Мистер Путин: оперативник в Кремле» («Mr. Putin: Operative in the Kremlin»).

Как следствие, если в первый президентский срок В. Путина (в 2002–2003 гг.) американское общественное мнение в соотношении примерно 40% к 25% положительно воспринимало его образ и деятельность, то в начале его третьего срока только 19% опрошенных относились к российскому президенту положительно, а 54% − негативно.

Очевидно, что на таком внутриполитическом фоне весьма трудно строить устойчивые и взаимовыгодные межгосударственные отношения. Тем более, что общественное мнение как объект манипулирования приобретает определенную самостоятельность и становится фактором, который американские политики не могут не учитывать, формируя свой внешне- и внутриполитический курс.

«Скелеты в шкафу» российско-американских отношений

Современный этап российско-американских отношений представляет собой своеобразное «воскрешение» прежних форм давления на СССР, которые хорошо помнит старшее поколение.

Эпоха президента Дж. Картера (1977–1981 гг.) запомнилась тем, что в фокусе внимания оказалась проблема прав человека, ставшая едва ли не центральной в отношениях Вашингтона и Москвы. Она, безусловно, имела внутриполитическое измерение, поскольку была понятна широким массам по обе стороны Атлантики, в отличие, например, от проблем ограничения гонки вооружений, понятных только узкому кругу высококвалифицированных специалистов. Обращение к официальной документации Вашингтона ясно показывает, что в настоящее время тема прав человека превалирует над всеми остальными проблемами во взаимоотношениях США и России. Так, в докладе Исследовательской службы Конгресса США от 13 сентября 2013 г. проблема прав человека поставлена на первое место в перечне основных политических проблем России, а проблема ограничения стратегических вооружений, включая ПРО, – на одно из последних.

В течение 2013 г. Госдепартамент США примерно 5–6 раз в месяц высказывался по вопросам прав человека в России, начиная с прав секс-меньшинств и заканчивая годовщинами различных трагических событий (например, заявление в связи с седьмой годовщиной со дня смерти А. Политковской).

Очевидно, что эта сторона деятельности внешнеполитического ведомства США имеет сугубо внутриполитическую направленность и ориентирована, прежде всего, на формирование негативного образа России в американском общественном мнении. Американская сторона не может не осознавать, что проблема прав человека, привычная для Соединенных Штатов и крайне болезненная для России, парализует политическую волю к налаживанию нормальных отношений и сотрудничеству. Говоря языком социологов, это та надстройка, которая, как хвост, вертит базисом наших отношений.

В период холодной войны идеологическое противостояние между США и СССР достигло апогея, при этом многие его эпизоды стали своего рода классикой (например, знаменитые «кухонные дебаты» вице-президента США Р. Никсона и Н. Хрущева во время Американской национальной выставки в Москве в июле 1959 г., идеологический «обмен любезностями» в ходе встречи Дж. Кеннеди и Н. Хрущева в Вене 3–4 июня 1961 г.). Складывается впечатление, что в настоящее время эти традиции возрождаются, причем на уровне, о котором идеологи прошлых лет и помыслить не могли.

Свою нашумевшую статью, опубликованную в газете «Нью-Йорк Таймс» 12 сентября 2013 г., В. Путин закончил словами: «Проводимая США политика, по словам Президента США, «отличает Америку от других». «Вот что делает нас исключительными», – прямо заявил он. Считаю очень опасным закладывать в головы людей идею об их исключительности, чем бы это ни мотивировалось».

Эти слова породили настоящую бурю в американских СМИ. Возмущение у многочисленных комментаторов вызвал сам факт предоставления газетного пространства российскому лидеру. Редакция «Нью-Йорк Таймс» даже была вынуждена выступить с объяснением по этому поводу.

Общественное мнение США буквально потребовало от Б. Обамы «адекватного» идеологического ответа. Выступая 24 сентября 2013 г. с большой речью на сессии Генеральной ассамблеи ООН, американский президент заявил: «Главная опасность для мира состоит в том, что США после десяти лет глобальной войны с терроризмом, сопровождавшейся растущей обеспокоенностью состоянием наших внутренних проблем, понимая всю ту враждебность, которое наше вмешательство породило в … мире, могут отстраниться от их решения, создавая вакуум лидерства, который не готова заполнить ни одна другая страна».

Как показала история противостояния США и СССР во второй половине ХХ века, идеологическая полемика между политическими лидерами наших стран нередко являлась прелюдией к острейшим международным кризисам, таким, например, как Карибский кризис 1962 г.

Холодная война проистекала из стремления сверхдержав изменить геополитическую расстановку сил в мире, трансформировав конфигурацию сфер влияния. В настоящее время, в условиях стремительно растущей глобализации хозяйственных связей, Соединенные Штаты, как, впрочем, и Россия, сталкиваются с обострением конкуренции на мировых рынках товаров, услуг и рабочей силы. Достаточно отметить тот факт, что в 2012 г. по показателю валового внутреннего продукта Евросоюз уже опережал США: суммарный ВВП стран ЕС составил 16,67 трлн долл. против 16,25 трлн долл. у США. Укрепляет свои позиции и Китай – в 2012 г. он уверенно занял второе место в списке мировых экономических лидеров с ВВП, равным 8,36 трлн долл., т.е. всего в два раза меньшим, чем у США.

Геоэкономика постепенно приходит на смену геополитике. В этих условиях постоянное стремление наложить прежние геополитические схемы на новую геоэкономическую реальность служит еще одним фактором, заметно ухудшающим отношения между нашими странами. На фоне обострения конкуренции в мировой экономике правящая элита США крайне болезненно воспринимает факт формирования Евразийского союза, считая его угрозой своим геополитическим интересам.

Эту позицию четко обозначил ведущий эксперт вашингтонского Фонда «Наследие» А. Коэн. По его прогнозам, Евразийский союз, являющийся «авторитарной, антизападной и меркантилистской сферой влияния России, почти наверняка воссоздаст динамику Великой игры ХIХ века между Российской и Британской империями и холодной войны ХХ века»

Ослабление лидирующих позиций США в системе мировых хозяйственных связей, низкие темпы восстановления американской экономики после мирового кризиса 2007–2009 гг., безусловно, выступают важным и, возможно, наиболее противоречивым фактором, ухудшающим российско-американские отношения. В настоящее время можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что вплоть до конца пребывания у власти администрации Б. Обамы, т.е. до января 2017 г., состояние отношений между нашими странами будет иметь отчетливо выраженную тенденцию к ухудшению. Ощутимое влияние на этот процесс будут оказывать внутриполитическая ситуация в США и стремление американской политической элиты извлечь дополнительные дивиденды из меняющегося восприятия американцами России и ее политического руководства.

Наталия Травкина, Д.полит.н., руководитель Центра внутриполитических исследований ИСК РАН

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...