|

Анатолий Эль-Мюрид: Почему Иран решили отозвать

Буквально за сутки до открытия конференции в швейцарском Монтрё по урегулированию ситуации в Сирии ее перспективы остаются крайне туманными. При этом неизвестно даже, откроется ли она, каков будет состав ее участников и, главное, будет ли присутствовать на ней сирийская оппозиция.

Сугубо событийно последние дни приносили все более обнадеживающие вести: Национальный координационный комитет сирийской оппозиции (НКК) отказался от участия во встрече, однако Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС) после долгих раздумий все-таки приняла решение проводить переговоры в Швейцарии.

7008ccd386ea58c8089c44f6f2351a62
Решения логичные: в Монтрё должен решаться вопрос о власти, и НКК, в котором в основном представлены правозащитники и интеллектуалы, там делать нечего. Их естественное состояние — оппозиция любой власти. НКОРС, напротив, сугубо политический орган. Его цель — именно борьба за власть. Добиться ее на поле боя не удается, и уже очевидно, что не удастся. Единственный и последний вариант — договориться с действующей властью.

Проблема НКОРС в том, что она нелегитимна и несамостоятельна. Поэтому не способна принимать свои решения и является лишь транслятором воли спонсоров, в первую очередь Саудовской Аравии. У Саудовской Аравии есть вполне конкретные цели, которых она добивается в этой войне. Сирия рассматривается частью саудовской элиты как театр боевых действий войны с Ираном — своим региональным противником. Текущая задача Саудовской Аравии — перенос войны на территорию суннитских провинций Ирака и создание на своих границах буферной зоны, отделяющей королевство от шиитского полумесяца из Ирана, Ирака, Сирии и Ливана.

Поэтому любое преимущество Ирана для Саудовской Аравии неприемлемо, отсюда и отказ НКОРС от участия в конференции за полтора дня до ее начала после того, как генсек ООН Пан Ги Мун официально пригласил Иран участвовать в ней.

Соединенные Штаты были вынуждены также жестко отреагировать на приглашение генсека ООН Ирану. Пока они не готовы на окончательный разрыв с Саудовской Аравией, хотя срыв конференции совершенно не входит в планы Белого дома.

В таких условиях сложно прогнозировать не только результаты конференции, но и вообще вероятность ее проведения. Скорее всего, она все-таки состоится, даже если придется передвинуть сроки ее проведения. Это очень плохо во всех смыслах, но лучше, чем банальный отказ от проведения.

Тем не менее есть смысл понять, чего добиваются все стороны переговоров. В чем состоит их цель участия в конференции.

Сирийское правительство готово пойти на инкорпорирование умеренной оппозиции в свои структуры, в том числе и силовые. Интерес Асада — в расколе противостоящих ему группировок боевиков и разделении их на светских, с которыми можно поделиться властью, и джихадистов, которых придется истреблять. Желательно при участии вчерашних боевиков Свободной сирийской армии. Она и без того сейчас ведет ожесточенные бои с отрядами Исламского государства Ирака и Шама, так что уговаривать ее командование не придется.

Позиция сирийского правительства понятна: война истощила ресурсы страны. Экономика разрушена, люди истощены морально и физически, почти 2 млн беженцев и более 100 тыс. убитых. Продолжать войну можно, но последствия и без того выглядят катастрофическими. Победа может стать ничем не лучше поражения.

Сирийская оппозиция может получить прощение и места во власти и управлении. То, чего она ни при каких условиях уже не получит на поле боя, может ей достаться за столом переговоров. Безвестность в эмиграции или власть в родной стране — вот ее выбор. Вряд ли это будет верховная власть, но и это уже результат.

Для России договоренность в Женеве будет означать еще одну дипломатическую победу, цена которой крайне велика. После распада СССР Россия практически покинула этот важнейший регион, и теперь ее возвращение через победы дает ей шанс быстро вернуть влияние и возможности. В складывающейся ситуации, когда война по линии Юг – Север становится реальностью, встретить ее на подступах к своей территории стоит очень дорого.

Соединенные Штаты, оставляя за собой дымящиеся развалины, имеют возможность выйти с Ближнего Востока в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона, твердо зная, что в ближайшее десятилетие количество оставленных ими проблем и мин не даст никому возможности угрожать их интересам, что позволит сосредоточиться на главной задаче — противостоянии с Китаем.

Региональные игроки Иран и Саудовская Аравия рассматривают конференцию иначе. Это продолжение войны и передышка перед новой. Ее контуры уже определены. Цель Саудовской Аравии — разорвать шиитский полумесяц и создать на суннитских территориях Сирии и Ирака радикальный суннитский халифат, единственным смыслом существования которого станет беспощадная борьба с шиитами. Это автоматически означает расчленение Ирака и Сирии, неизбежное возникновение независимого Курдистана и в перспективе — перенос катастрофических событий уже на территорию Турции, расчленение которой должно завершить формирование государства курдов.

Независимый Курдистан станет врагом всех стран региона и позволит Саудовской Аравии с облегчением вздохнуть. Ее враги будут заняты долгие годы и десятилетия, что позволит королевству относительно спокойно решить накопившиеся внутренние проблемы. Их немало, и совместить модернизацию своей экономической и политической системы, военно-политического союза аравийской «шестерки» с ведением ожесточенной холодной войны с Ираном практически невозможно.

Интересы Ирана, естественно, прямо противоположны. Не допустить создания суннитского анклава — задача номер один, и умиротворение Сирии для Ирана является крайне важной текущей целью.

Добиться этого возможно через создание широкого антиджихадистского фронта, который будет в ударных темпах перемалывать десятки и сотни тысяч боевиков-исламистов, громя его структуры и не допуская создания даже зачатков государственности.

Все участники конференции заинтересованы в перемирии. Однако практически никто не удовлетворен текущими результатами войны. Поэтому даже если и будут подписаны документы в Монтрё, говорить об окончательном решении сирийского вопроса не приходится. В свое время на поздравления с капитуляцией Германии после Первой мировой войны маршал Фош сказал ставшую знаменитой фразу: «Помилуй бог, о каком мире вы говорите? Это всего лишь перемирие!» Он оказался абсолютно прав, и весьма вероятно, что Монтрё в лучшем случае станет еще одним Компьенским лесом. Если, конечно, состоится.

Вероятность проведения конференции почти сутки была под вопросом, однако генсек ООН отозвал приглашение Ирану, чем вернул ситуацию на исходные. Фактически оппозиция и Саудовская Аравия одержали тактическую победу еще до начала конференции. Однако сам факт ее проведения означает, что первоначальные цели сирийской войны агрессорами так и не были достигнуты. Теперь необходима передышка.

ИТАР-ТАСС

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...