|

«В регион рвутся американцы – для того, чтобы разместить своих военных на границе с Ираном»

После очередного раунда армяно-азербайджанских переговоров по урегулированию карабахского конфликта практически во всех СМИ обычно появляются скупые, ничего не значащие сообщения общего характера. Между тем на этих встречах очень часто рассматриваются важнейшие военно-технические аспекты проблемы. Помимо того, однажды может наступить время обсуждения деталей миротворческого процесса. А они сложны и многочисленны. Это и туманный еще «промежуточный статус» Нагорного Карабаха (НК), неясный состав миротворческих сил (МС), «пояс безопасности» вокруг НК, несогласованность действий Армении и Азербайджана по разблокированию ситуации и многие другие проблемы. В Ереване и Баку их рассматривают, естественно, с разных точек зрения, исходя из взаимоисключающих интересов сторон. В чем же заключаются интересы Азербайджана? Чего добивается Баку? На эти и другие вопросы отвечают известные азербайджанские политологи Расим МУСАБЕКОВ, Вафа ГУЛУЗАДЕ, Октай САДЫХЗАДЕ и Мубариз АХМЕДОГЛУ.

0_677ac_85dfd583_XL
Рассуждая о гипотетическом промежуточном статусе Нагорного Карабаха, Расим Мусабеков заявил следующее: «Промежуточный статус НК означает, что имеющийся сейчас реальный статус Нагорного Карабаха будет сохранен неопределенно долго, с той лишь разницей, что Баку не склонен детализировать это фактическое положение, армяне же добиваются подробной детализации. Дело в том, что уточнение промежуточного статуса, если в нем будет многое расписано, станет фактически признанием независимости Нагорного Карабаха, гарантированной великими державами. Это будет та самая независимость, к которой стремятся армяне, но называется она «промежуточным статусом». Поэтому Азербайджан не хочет детализировать условия промежуточного статуса, соглашаясь с тем, что де-факто власти НК смогут быть стороной, с которой будут разговаривать.

Армян сегодняшняя ситуация, конечно, не устраивает, так как сегодня (когда у НК нет юридического статуса) мы блокируем в меру возможности телефонную связь, денежные переводы НК с миром, капиталовложения, законодательную защиту финансовых вложений и многое другое. Станут ли власти НК субъектом международного права, обретут ли легитимность, и какую – все это предмет будущих переговоров».

Октай Садыхзаде считает, что принятие Азербайджаном промежуточного статуса НК будет означать признание власти и легитимности существующей администрации Нагорного Карабаха. «Конечно, армянская администрация НК должна иметь возможность контроля над преступностью и порядком на территории, реализации присущих государству некоторых функций, но промежуточный статус Карабаха не может означать его международного признания как государства. В целом же о детализации процесса говорить рано, так как стороны придерживаются диаметрально противоположных позиций, в частности, в вопросе о том, кто будет голосовать на референдуме в Карабахе и когда этот референдум состоится. Остаются открытыми также вопросы об очередности мероприятий в случае начала мирного процесса в регионе. Азербайджан настаивает на том, что сначала должны быть освобождены районы, потом уже определен статус НК, армяне же добиваются другой очередности событий».

По мнению Вафы Гулузаде, сопредседатели Минской группы ОБСЕ предлагают Баку согласиться с промежуточным статусом Нагорного Карабаха. «Я считаю это следствием неправильной политики Гейдара Алиева, который в свое время предложил армянам автономию самого высокого уровня. Теперь мы не можем выйти из этого предложения. Президент Абульфаз Эльчибей отменил карабахскую административную автономию, согласившись только с культурной автономией, и я это считаю правильным. Промежуточный статус для НК узаконит существующее положение. Если сейчас мы считаем, что НК является частью суверенной территории Азербайджана, то с приданием Карабаху промежуточного статуса он станет международно признанной территорией, уровень признанности которой будет ниже, чем хотят армяне, но выше существующего. Промежуточный статус будет действовать до окончательного определения статуса НК. Это недопустимый прием по отношению к Азербайджану, так как международный статус Нагорного Карабаха известен», – заявил Гулузаде.

Каким должен быть так называемый «пояс безопасности для Нагорного Карабаха»? Отвечая на этот вопрос, Расим Мусабеков сказал: «Под «поясом безопасности» мы понимаем не еще одну азербайджанскую территорию, которую контролирует армянская армия. Речь идет о том, что вокруг НК будет определенная полоса, куда азербайджанская армия войти не сможет. Азербайджан обязуется держать там только свою полицию с табельным оружием. Ширина полосы тоже должна обговариваться, так как она не может охватывать все захваченные ныне азербайджанские земли, хотя бы потому, что есть полоса земли, примыкающая к Ирану. Обеспечение безопасности приграничной территории является суверенным правом Азербайджана, и обеспечить эту безопасность только табельным оружием невозможно. Да и потом, на каком основании Азербайджан должен быть ограничен в своих правах на владение территорией?».

Вафа Гулузаде: «Когда мы говорим о поясе безопасности, то получается, что Азербайджан напал на Карабах и захватил его, и теперь для армян надо создать пояс безопасности. С точки зрения некоторых посредников, поясом безопасности являются оккупированные семь районов. А в Мадридских принципах под поясом безопасности понимается коридор вокруг Нагорного Карабаха, с размещением там международных миротворческих сил. Получается, что на оккупированной ныне территории разместятся иностранные вооруженные силы, которые тем самым оторвут эти земли от Азербайджана».

Касаясь состава миротворческих сил, которые в будущем могут быть введены в регион, политолог Расим Мусабеков сказал, что этот вопрос тоже станет предметом споров, хотя есть решение Будапештского саммита, по которому ни одна из стран-участниц миротворческой операции не может представить контингент военнослужащих больше 30% от общего числа миротворческих сил. Более того, есть идея, что участие в миротворческой операции вооруженных сил соседних государств и стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ должно быть исключено. Это должны быть вооруженные силы третьих стран – Украины, Казахстана, Финляндии, Австрии и т.д.

Вафа Гулузаде вспоминает, что когда велись переговоры Гейдара Алиева с Робертом Кочаряном и Левоном Тер-Петросяном, не было разговоров о миротворческих силах и других условиях. Состав миротворческих сил определен – каждая страна имеет в них не более 30% военнослужащих. Такой лимит был определен для того, чтобы некоторые страны не могли быть доминирующими в составе миротворческого контингента в Карабахе, чтобы они фактически не вошли в Карабах. «Но и 30% для них, я считаю, жирновато. Армяне категорически против турецкого контингента в составе миротворческих сил, я же считаю, что Турция должна получить право на свои 30%, так как является страной-участницей переговорного процесса», – говорит Гулузаде.

Октай Садыхзаде уверен, что до определения состава миротворческих сил еще далеко. «Скорее всего, будут предложения о силах нейтральных, далеких от региона стран. Но российское участие в миротворческой операции является неизбежным. В регион рвутся американцы – не столько ради мира в Карабахе, сколько для того, чтобы разместить своих военных на границе с Ираном».

Мубариз Ахмедоглу считает вполне нормальным, если в составе миротворческих сил станут доминировать русские военнослужащие, и даже если все МС будут под российским флагом. «В конце концов, Российская Федерация является единственной сверхдержавой, реально влияющей на карабахские события. У России сохраняются в этом регионе свои фундаментальные интересы, которые Азербайджан должен учитывать», – сказал политолог.

Комплекс вопросов о Лачинском коридоре, его ширине и статусе Расим Мусабеков комментирует так: «Известно, что в Лачин уже выезжали военно-технические эксперты, которые проводили замеры и визуальные обзоры этой территории. В общем, говорят, что этот коридор не должен простреливаться. Но это абсурдное условие, так как нет сейчас вида оружия, которое не способно прострелить всю территорию республики, не говоря уже о Лачинском районе. При нынешней военной технике Азербайджан может заблокировать Лачинский коридор ударом с воздуха. Поэтому вопрос о ширине коридора сегодня стоять не должен. Стороны должны обсуждать возвращение города Лачин Азербайджану, как не имеющего отношения к Нагорному Карабаху. А Лачинский транспортный коридор может быть проложен в стороне от этого города, не затрагивая основные населенные пункты района. То есть какое-то время может быть использована временная дорога, не угрожающая безопасности лачинцев, вернувшихся в свои дома».

Вафа Гулузаде: «Я за то, чтобы Лачин и весь Карабах когда-нибудь были нами отвоеваны, я против Лачинского коридора. Если же говорить о возможной реализации армянского плана, то может быть оговорен особый статус центральной части Лачина, который будут контролировать международные силы». «Если Лачинский коридор будут охранять вооруженные силы европейских государств, то это будет для нас означать то же самое, что там находятся армянские войска», – сказал бывший советник президента Азербайджана.

Кямал АЛИ, kavkazoved.info

Метки: , , , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...