|

Молдова может исчезнуть с геополитической карты Европы

В конце ноября Молдавия парафировала соглашение об ассоциации с ЕС. Скоро утихнут победные фанфары и придет пора определяться – что это значит для Молдавии? Называя вещи своими именами, следовало бы признать, что по большому счету ничего не значит. Украина парафировала договор около года назад, но так и не подписала. В зависимости от того, как будет развиваться общественно-политическая ситуация в нашей республике, мы можем повторить путь Украины.

1366732782yanke
Проблема большинства молдавских политиков в том, что они не хотят понять довольно элементарной вещи, а европейские чиновники и эксперты позволяют им оставаться в заблуждении. По сути, договор об ассоциации (не говоря уж о его парафировании) не привнесет ничего нового – и лучшего – в жизнь населения страны. Если таковое не наметится до предстоящих выборов, правящая коалиция сможет удержаться у власти только ценой «демократических», не замечаемых наблюдателями от ОБСЕ, электоральных махинаций…

Еще раз напомним, что с текстом соглашения общество смогло ознакомиться (да и то только на английском!) сразу после парафирования этого документа в Вильнюсе. Секретность, в условиях которой этот документ разрабатывался и хранился вплоть до ноябрьского саммита Восточного партнерства, у многих вызывала беспокойство и подозрения: что-то с договором, мол, не так!

Вне зависимости от стандартного содержания этого документа, существует широкий перечень дополнений, приложений и прочих сносок. Именно исходя из перечисленных в них требований – возможности или невозможности им следовать в ущерб стране – будет развиваться один из возможных послевильнюсских сценариев. При благоприятном для себя развитии ситуации Молдавия, скорее всего, подпишет в 2014 году – после выборов в Европарламент – соглашение об ассоциации и продолжит идти европейским курсом. Если же следствием свободной торговли с ЕС станут кардинальные ухудшения в экономике, то еще не поздно все переиграть – и это наглядно продемонстрировала Украина.

Первый сценарий

Он может быть реализован в условиях, когда партии правящей коалиции, а также часть общества, поддерживающая европейский выбор, смогут реализовать и наглядно «разрекламировать» для остальной части населения определенные преимущества европейского выбора, более предпочтительные для страны и людей. Для сравнения подойдут как нынешнее положение дел в Молдавии, так и евразийский вектор с его приоритетами.

Подойдет и такая, предусмотренная Соглашением об ассоциации, мера, как реальная реформа юстиции и борьба с кррупцией: люди должны почувствовать изменения в данных областях в самое ближайшее время. Состояние дел в этих сферах прямо или косвенно отражается на всех гражданах страны и на положении дел – тоже прямо или косвенно – во всех сферах жизни. К тому же за оставшийся до выборов год следует дойти до каждого села, до каждого человека с уже выполненными проектами (в том числе за счет европейских фондов), в результате которых жизнь хоть немного изменилась к лучшему. Но обязательно до каждого села и до каждого человека.

Искоренение коррупции и придание юстиции справедливого характера – это цели, которые чрезвычайно трудно реализовать, особенно в тот момент, когда на носу предвыборный период. Однако новизна нынешнего положения состоит в том, что находящимся у власти партиям выгодно – и их заставляют обстоятельства! – показывать реальные результаты. Это потому, что только реальные результаты вообще и в этих двух названных областях, в частности, позволят им обратиться к избирателям за поддержкой для получения нового мандата в ноябре 2014 года. Другого более сильного козыря у них нет и взять его неоткуда.

Более того, всем трем партиям – ЛДПМ, ДПМ и ЛПР, – даже если у них различный удельный вес в обществе, придется держаться друг за друга и в связке идти к избирателю. По отдельности они не в состоянии добиться успеха. А еще потому, что по отдельности, как отмечают опросы общественного мнения, они не смогут выиграть выборы и уступят своему основному сопернику – ПКРМ. Более того, каждая по отдельности партия правящей коалиции превратилась в составную часть – винтик – механизма, созданного соглашением об ассоциации, и этот механизм не позволяет им вести себя по-другому, кроме как установлено заранее, даже если личные и партийные инстинкты и интересы противятся данным правилам. В наступающем году арбитрами станут не только европейцы, которые дают или не дают деньги в зависимости от результатов, но и избиратель – он свое слово скажет на выборах, у электоральных урн. По тем же соображениям и при помощи того же механизма партии власти обязаны сохранить политическую стабильность в стране, как минимум до дня выборов.

Второй сценарий

Он может быть реализован лишь в том случае, если политическая обстановка будет серьезно дестабилизирована без или – не дай Бог! – с кровопролитием. Слово о кровопролитии необходимо упомянуть в данном контексте, чтобы показать, что в настоящее время европейскую ориентацию страны можно будет изменить только в результате масштабного политического кризиса, но не любого кризиса. У этого условия, правда, столько возможных источников, что отдельные экс-перты дают 50% вероятности развитию пессимистического сценария, а его реализации – даже больше. Источники угрозы могут быть внутренними и внешними – экстерриториальными, но могут быть одновременно внутренними и внешними – в соотношении с европейской коалицией.

Угрозы, которые могут вызвать крупный политический кризис, могут поступить из-за пределов или даже изнутри правящей коалиции. И одни, и другие будут преследовать цель раскола как коалиции в целом, так и каждой из ее составляющих. Как заметил директор Ассоциации внешней политики Виктор Кирилэ, «если у нас будет новая охота в «Пэдуря домняскэ», то ничего не получится».

Будут применяться различные технологии различными внутренними и внешними действующими лицами, которые будут преследовать цели возрождения воинственных настроений среди трех составных частей коалиции, а также стимулировать конкурентные настроения между лидерами трех формирований, в том числе внутри самих партий. Реальные признаки действий подобного характера уже существуют, и они, скорее всего, исходят как извне, так и изнутри правящей коалиции. Может случиться, что проводники подобных сценариев объявят себя европейцами и сторонниками европейской интеграции Республики Молдавия. Смысл, однако, заключается в последствиях. Возможность масштабного политического кризиса однозначано приведет к приостановлению движения европейским курсом в условиях предвыборного преимущества ПКРМ.

Впрочем, оба описанных сценария не дают ответов на целый ряд вопросов. И первый из них – как будут развиваться отношения с Приднестровьем? Попытка ответить на него тоже порождает множество вариантов.

И для Молдавии, и для Приднестровья наилучшим был бы вариант вхождения последнего в Таможенный союз. Блюдя геополитические интересы, в этом случае ЕС вынужден был бы превратить Молдову в витрину евроинтеграции, а ТС, чтобы не ударить в грязь лицом, превратил бы в таковую Левобержье – образец процветания в результате евразийской интеграции. Это дало бы обеим частям ранее единой страны страны мощный импульс к развитию.

Вариант присоединения Приднестровья к Молдавии на добровольной основе практически исключается. Жизнь граждан на левом берегу Днестра по целому ряду показателей лучше, и тут не стоит кивать на помощь России. За последние годы Молдавия получила от ЕС грантов на сумму, многократно превышающую российские вливания в регион, но рядовые граждане эффекта не ощутили.

Открытым остается и вопрос с Гагаузией, хотя его решить проще всего: получив реальную автономию – на манер евросоюзной, – Юг, скорее всего, не уйдет с фарватера молдавской политики. Впрочем, часть аналитиков прочит третий сценарий, и в контексте последних событий он не представляется таким уж фантастическим.

Вероятности

Напомним: еврочиновники неод-нократно подчеркивали, что подписание соглашения об ассоциации еще не является основанием для рассмотрения вопроса о возможности принятия Молдавии в ЕС. Через различных экспертов ЕС не раз намекал, что ассоциация носит в большей степени политический характер, чем преследует декларируемые экономические интересы. Затраты на приведение экономики РМ к стандартам Евросоюза несопоставимы с приобретаемой ЕС политической, а тем более экономической выгодой.

Странным образом подготовка к саммиту совпала с новым приступом «великодержавных» устремлений в Румынии. За день до вильнюсского форума, 27 ноября, президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что объединение с Молдавией – новый «фундаментальный национальный проект» Бухареста. Прежними были вступление в НАТО и присоединение к ЕС. Судя по вялой реакции Евросоюза на откровения румынского лидера, раболепной позиции президента, правительства и парламентского большинства Молдавии, данные устремления устраивают обе стороны. Ярким подтверждением служит и тот факт, что президент суверенного государства ничего не возразил на унионистские речи Бэсеску, а потом еще и присутствовал на военном параде по случаю 95-й годовщины оккупации Молдавской Демократической Республики и ее присоединения к Румынии.

При реализации сценария унии Румыния удовлетворит свои амбиции, молдавская «элита» получит вожделенное членство в ЕС (причем не отходя от кассы – как группа уездов), а ЕС переложит большую груду забот на Румынию. США, в свою очередь, получат новую территорию для расширения военного присутствия. Тут и в НАТО силком тащить не надо! А то Турция стремится к самостоятельности и региональному лидерству, за Украиной нужен постоянный присмотр, чтобы не брыкалась. Ну а парафированный (или даже подписанный) договор об ассоциации превратится в ненужную груду машинописных листков.

Согласно отчету, составленному в рамках проекта EU-Moldova Think Tank Dialogue Центром европейской политики Румынии и Ассоциацией внешней политики РМ, ЕС должен пересмотреть стратегию отношений с Молдавией и применять принцип «Больше – за большее». Один из авторов отчета, директор Центра европейской политики Румынии Кристиан Гиня отметил, что «в противном случае ЕС проиграет информационную войну с Россией». «ЕС должен адаптировать свои действия к реалиям на местах, быть более наглядным, иметь сильную дипломатию и сосредоточиться на объяснении ощутимых и видимых выгод для граждан Молдавии» – сказал эксперт.

Гиня добавил, что РМ получает от ЕС больше всего помощи на душу населения среди соседей ЕС – 41 евро, но деньги направляются не на реализацию системных реформ, поэтому граждане не чувствуют отдачи. «В то же время Россия предоставляет Приднестровью деньги на пенсии, гуманитарную помощь. Таким образом, в краткосрочной перспективе ЕС уступает России в том, что касается сиюминутного результата», – сказал эксперт, указав на необходимость изменения подхода ЕС.

Таковы в общих чертах вероятности развития событий для Молдавии. Приднестровье и Гагаузия не горят желанием двигаться в Европу, а уж в составе Румынии – тем более. Даже «пряник» в виде безвизового режима с ЕС не поможет, если припомнить, что некоторые страны ЕС вводят меры по защите национальных рынков труда.
На саммите в Вильнюсе председатель Европейского совета Херман ван Ромпей сказал, что СЕ выступает за сохранение территориальной целостности Грузии и Молдавии: «Мы будем по максимуму использовать наши ресурсы. Это приведет к решению конфликтов в ваших странах». Как – не поясняют.

Тем временем министр обороны РМ Виталий Маринуцэ, выступая в Бухаресте на конференции, посвященной поствильнюсским перспективам Республики Молдавия, заявил, что приднестровскую проблему «необходимо снять с повестки дня до вступления Молдавии в ЕС». И, судя по всему, затягивать с ее решением Кишинев не собирается. Тактика «разделяй и властвуй» довольно успешно обкатывается сейчас в Гагаузии. И политики АТО рады обманываться щедрыми посулами евроинтеграторов.

С Приднестровьем ситуация сложнее. В результате самостоятельного проживания региона на протяжении более двадцати лет после вооруженного конфликта, в Приднестровье сложилась немного архаичная, но все же структура и система государственной власти. Здесь успешно осуществляется Россией миротворческая операция под эгидой ОБСЕ, идет переговорный процесс при участии международных игроков.

По какому варианту могла бы Молдавия разрешить эту проблему в сжатые сроки? Во-первых, можно принудить руководство республики и самих приднестровцев к изменению своей позиции, например, испытанным методом экономической блокады. Ее первыми ласточками стала установка на Днестре миграционных постов и отказ еврокомиссаров учесть интересы Приднестровья при разработке соглашения об ассоциации Молдавии в ЕС. Судя по всему, замком кольца блокады вокруг Приднестровья должна была служить ассоциированная Украина. Но этот вариант не удался.

Во-вторых, можно предпринять меры для максимального снижения российского влияния в регионе. И первоочередная задача на этом пути – вывод российского миро-творческого контингента и изменение формата миротворческой операции. Как подчеркнул глава Мин-обороны РМ В.Маринуцэ, «нужно, чтобы исчезли контрольно-пропускные пункты с БТР и вооруженными солдатами, которые уже сыграли свою роль, если она у них когда-нибудь была, и заменить нынешние миротворческие силы на Днестре на гражданский контингент с международным мандатом».

Ну и в-третьих, силовой вариант усмирения востока и юга. Президент Молдавии Николай Тимофти в беседе с госсекретарем США Джоном Керри заявил: «Мы говорим вам открыто о том, что нуждаемся в активном участии США в обеспечении безопасности в регионе».

По словам президента, Российская Федерация активно поддерживает не только администрацию Тирасполя, но и другие «провосточные и пророссийские силы Молдавии». Тимофти не исключает и провокаций: «В ближайшее время мы можем ожидать провокаций в приднестровском регионе и на юге нашей республики, в Гагаузии, с целью дестабилизировать политическую ситуацию в Кишиневе. Все эти действия будут направлены на то, чтобы помешать подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС и повлиять на результаты парламентских выборов, которые пройдут через год. Просим Соединенные Штаты Америки уделить особое внимание этим тенденциям, которые могут усилиться после Олимпиады в Сочи». Пока это только заявление, просьба защитить Молдову от «международного» вмешательства, от давления и провокаций со стороны России. Выполнить ее на фоне киевских событий будет не так-то просто. Остается еще вариант с признанием суверенитета Приднестровья, но он маловероятен. Если Украина под давлением Запада все же ассоциируется с ЕС, то можно вернуться к экономическому прессингу. Круг замкнулся.

В то же время обстановка на Украине не исключает раскола страны и создания так называемой Югороссии. Признай Запад этот раскол – и Приднестровье получит отложенный статус или войдет в состав вновь образованного государства как граничащая с ним безстатусная территория. Есть ли шансы на реализацию подобного сценария, покажут события ближайших месяцев. Хотя и такой территориальный расклад не лишен своих подводных камней…

Kommersant Plus

Метки: , , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...