|

Узбекские исламисты проходят военную подготовку в военных лагерях на территории РФ

Узбекские моджахеды, воюющие в Сирии, проходят военную подготовку в военных лагерях исламистов на территории России. Не исключено, что скоро они решат, что необязательно ехать столь далеко, а джихад можно осуществлять и на территории нашей страны.

На сайте Youtube.com появились видеоролики об этнических узбеках-моджахедах, воюющих в Сирии на стороне оппозиционных правительству этой страны сил.

Members of Islamist Salafi in Jordan protest to demand the release of their members held in Jordanian prisons in Amman
Один из роликов демонстрирует, как развлекаются говорящие на узбекском языке мужчины, дразня некоего снайпера самодельным чучелом. На другом ролике запечатлен 4 – летний узбекский мальчик, стреляющий из автомата по противнику. Малыш просит передать “неверным”, что все они будут убиты.

Нынешнее видеосъемки далеко не первое доказательство активного участия узбекских боевиков в военном конфликте в Сирии. Так, недавно, узбекская служба радио “Свобода” опубликовало подробное интервью с этническим узбеком из Киргизии, воюющим в Сирии. Как он утверждает, в этой стране воюет более 500 узбекских моджахедов.

Это количество значительно больше, чем число российских боевиков в Сирии. Так по оценкам первого замдиректора ФСБ Сергей Смирнова, сегодня в Сирии на стороне повстанцев воюет около 300-400 граждан России. Кроме узбеков, зафиксировано участие в войне в Сирии и представителей других народов Средней Азии. Так, в 2013 году в Сирии правительственными войсками были арестованы 5 боевиков из Туркмении, а в Таджикистане в том же году несколько человек были осуждены “за участие в мятежах против сирийского правительства”.

Весьма примечательно, что интервьюируемый узбекский моджахед признается, что прошел подготовку в специальных тренировочных лагерях на территории, как в Киргизии, так в России.

О военных лагерях исламистов на территории соседней Киргизии неоднократно заявляли узбекские власти. Так как утверждает Ташкент, прошедшие подготовку в Киргизии боевики составляли ударную группу участников мятежа в Андижане в 2005 году. По утверждению узбекских властей, именно, этой группе профессионалов удалось захватить тюрьму и воинскую часть. Бишкек категорически отрицал информацию о военных базах боевиков на своей территории, но судя по всему, узбекские власти говорили правду, более того, военные лагеря исламистов остались и по сей день.

Тот факт, что на территории России, где на Северном Кавказе по-прежнему действует мощное повстанческое движение исламистов, существуют военные лагеря моджахедов, не вызывает удивления. Однако то, что в них тренируются не только граждане России, но и уроженцы ближнего зарубежья – достаточно тревожный симптом.

Первые контакты устойчивые контакты среднеазитские и северокавказские исламисты установили еще в 90-х годах прошлого столетия. Так, в 1996 году полевым командиром Хатабом был организован специальный военный лагерь для уроженцев Средней Азии. Среди казахских исламских радикалов очень популярен Саид Бурятский, который регулярно посещал эту республику в начале 2000-х годов.

Однако, на новом, более высоком уровне, контакты между северокавказскими и среднеазиатскими исламскими радикалами установились после начала массовой рабочей миграции из Средней Азии в Россию.

В Узбекистане и Таджикистане жизнь мусульман полностью регулируются государственными структурами. Все мечети должны пройти официальную регистрацию, мусульман же посещающих “подпольные” молельные дома немедленно записывают в “ваххабиты” и арестовывают.

В более же демократической России пытаются следовать западным стандартам и мечети не обязаны быть зарегистрированы. “В Москве есть мечети, подчиняющиеся муфтиятам, есть общины, зарегистрированные в органах юстиции и снимающие помещения для своей деятельности и тоже подчиняющиеся муфтиятам, но и есть молельни, которые образуются стихийно и никаких документов не имеют. По закону у нас свобода собраний и люди могут собираться для совместного совершения богослужений. Это называется религиозная группа, и запретить ее никто не может”, — объяснила “Росбалту” руководитель пресс-службы Духовного управления мусульман европейской части России Диляра Ахметова.

В большинстве независимых мечетях распространен так называемый “ваххабитский” вариант Ислама. “Название “ваххабиты” некорректно, это скорей не научный термин, а прочно укоренившейся ярлык. Более правильно называть этих людей салафтитами” — говорит “Росбалту” доктор исторических наук, эксперт по Средней Азии Сергей Абашин.

Салафиты придерживаются распространенного в Саудовской Аравии ханабалитского масхаба (течения в исламе). Они выступают за очищение ислама от поздних нововведений и за возвращение к вере времен пророка Мухаммада. По их мнению, недопустимо строительство пышных надгробий, поклонение на могилах исламских подвижников.

“Таких людей, хотя и с некоторыми оговорками, можно назвать исламскими протестантами. На территории бывшего СССР первые салафиты появились еще в 70 годы прошлого века. Однако настоящий расцвет этого течения произошел после падения “железного занавеса”, когда мусульмане бывшего СССР получили возможность обучаться за границей. Дальнейшее распространение на Северном Кавказе так называемый “ваххабизм” получил с момента начала первой войны в Чечне, когда в эту республику стали приезжать на помощь сепаратистам добровольцы из арабских стран”, — утверждает Сергей Абашин.

В беседах со мной многие центральноазиатские мигранты говорили, что люди в “ваххабитских” мечетях гораздо дружелюбней, чем в традиционных мечетях: здесь всегда готовы помочь брату- мусульманину. Именно поэтому многие центральноазиатские мигранты предпочитают посещать, именно салафитские мечети. По сути салафиты живут единой общиной, во всем помогая друг другу. Сегодня на территории России образовалось несколько влиятельных центров этого движения: это Москва и Санкт-Петербург, а также нефтяные районы западной Сибири, где особенно много мигрантов с Северного Кавказа.

Увы, далеко не всегда в таких “мусульманских братствах” ограничиваются решением бытовых проблем единоверцев, подчас здесь решают и “более важные задачи”. Так, как признается узбекский боевик из Сирии, вступить на путь джихада он решил под влиянием своего религиозного наставника, когда работал в сибирском городе Сургуте.

По сути, сегодня исламские радикалы России и других стран Ближнего Зарубежья представляют единую сплоченную силу. Делить их на наших и “не наших” — просто глупо. С точки зрения Ислама настоящий мусульманин должен воевать в любой точке мира, где преследуют его единоверцев. Более того национальная принадлежность не имеет никого значения. Настоящий правоверный должен выбирать тот регион для джихада, который наиболее стратегически важен для мусульман всего мира.

Сегодня на планете действует вполне сплоченный “интернационал” исламских радикалов, и сторонники создания халифата из бывшего СССР являются важной частью его. Поэтому вполне вероятно, что центральноазиатские моджахеды, прошедшие подготовку в России, могут не ограничится освобождением далекой Сирии, а займутся борьбой за “торжество истинной веры” непосредственно на родине.

Игорь Ротарь, “Росбалт

Метки: , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...