|

Незримая битва между США и Китаем за ресурсы Африки

Происходящие в Африке события, такие как западная агрессия против Ливии и признание независимости Южного Судана, показывают, что в настоящее время разыгрывается незримая битва между США и Китаем за ресурсы Африки. Американцы атаковали первыми, развязав войну в Ливии. Чем же теперь ответит Китай, понесший убытки?

СЫНЫ КОНФУЦИЯ В ДРУЖЕСКИХ «ЦЕРЕМОНИЯХ»

Китай начал активно проникать в Африку еще в конце 50-х годов XX века. Впервые спецслужбы Поднебесной были замечены на этом континенте во время франко-алжирской войны. С 1958 года КНР тайно помогала Фронту национального освобождения Алжира (ФНО). В марте–апреле 1959 года один из руководителей китайской Компартии Лю Шаоци принял в Пекине лидеров алжирских повстанцев. С этого времени Китай стал щедро спонсировать членов ФНО оружием и деньгами.

В октябре 1960 года КНР официально объявила о предоставлении помощи Алжиру, получившему независимость от Франции в 1962 году.

В 1960-е годы Алжир стал главной базой Китая по распространению своего влияния в Африке. Кроме того, в начале 60-х годов XX века КНР способствовала созданию повстанческих группировок в Заире (нынешняя Демократическая республика Конго). Однако с 1968 года Компартия Китая переориентировалась на правительство Заира, прекратив поддержку заирских «революционеров». Спецслужбы КНР участвовали также в создании Национального союза борьбы за полную независимость Анголы (УНИТА), противостоявшего Народному движению за освобождение Анголы (МПЛА).
Также в разделе:

КНР направляла советников и оружие противникам МПЛА. Известно, что в Китае лечились и обучались диверсиям лидер ангольской УНИТА Савимби и лидер «Альянса за демократическое Конго» Кабила. Конголезских и заирских революционных повстанцев маоистского толка обучали в специально построенном для них тренировочном лагере в китайском Нанкине. Параллельно с этим КНР отправляла в Африку тысячи своих врачей, являвшихся глазами и ушами китайской Компартии в Африке.

Продавая оружие, с одной стороны, и отправляя своих врачей лечить раненых африканцев, с другой стороны, Китай поступательно завоевывал дружбу со странами этого континента и, надо сказать, преуспел в этом. Поддерживая различные национально-освободительные движения в Африке, Китай стремился потеснить Советский Союз и США в этом регионе. После развала СССР в 1991 году место лидера на Черном континенте, до того времени принадлежавшее нашей стране, оказалось вакантным. Но ненадолго. В то время как США переключили все внимание на Восточную Европу, «забыв» про Африку, оставшийся в одиночестве Китай прочно закрепился в этом регионе.

КИТАЙЦЫ ИЗОБРЕЛИ АНГОЛЬСКУЮ ФОРМУЛУ

В 1990-е годы ключевой целью для Китая при проникновении в Африку было получение доступа к минеральным ресурсам континента. Тогда, благодаря выдаче льготных кредитов, Пекин, не предъявлявший никаких политических требований к африканским лидерам, сумел быстро установить дружественные связи со многими режимами, которые западное сообщество считало диктаторскими и старалось изолировать. Взамен руководители богатых ресурсами африканских стран предоставляли госкомпаниям из КНР эксклюзивные права на разработку углеводородов и полезных ископаемых в тех местах, где не могли работать западные компании.

Свои позиции в экономике африканских стран КНР подкрепляла поставками оружия. По данным французского издания Monde diplomatique, Китай заработал 1 млрд. долл. на войне в Эритрее (1961–1993 годы). Некоторые военные эксперты также убеждены, что, несмотря на эмбарго ООН, китайские военные технологии отправлялись в Судан, на юге которого долгие годы шла затяжная гражданская война и где до сих пор не утихает вооруженный конфликт.

Китай остро нуждается в энергоресурсах и потому быстро завязывает тесные отношения с теми африканскими странами, в которых обнаружены большие запасы нефти и газа. Как следствие, стратегическими «партнерами» Поднебесной в Африке являются такие нефтедобывающие страны, как Судан, Ангола, Нигерия, Габон и Алжир. Китай не скупится инвестировать большие суммы в нефтедобычу стран Африки. Например, КНР через свои госкомпании и банки за последние 15 лет вложила около 20 млрд. долл. в Судан, стремясь поставить под контроль всю нефтедобычу страны.

Другим важнейшим «партнером» Китая в Африке выступает Ангола. 21 марта 2004 года между правительствами этих двух стран было подписано соглашение, по которому в рамках программы по восстановлению экономики после 27-летней гражданской войны Китай предоставил Анголе заем на сумму 2 млрд. долл. В сентябре 2007 года Китай выдал ей второй заем в 2 млрд. долл. Примечательно, что оплачивать эти китайские кредиты правительство Анголы будет не деньгами, а нефтью. В соответствии с подписанным контрактом выполнять все инфраструктурные работы должны китайские фирмы-подрядчики, работающие в Африке. Подобная бартерная система – «инфраструктурные работы в обмен на нефть» – уже получила название «Ангольская формула».

Такая же система использовалась осенью 2007 года в Демократической республике Конго. Между КНР и ДРК был подписан контракт, по которому Китай инвестировал 9,5 млрд. долл. в строительство инфраструктурных объектов. В обмен на это ДРК обязалась поставить в КНР 10 млн. т меди и 600 тыс. т кобальта. Вообще, список сырьевых запросов Китая к Африке довольно велик. Кроме нефти и газа в нем фигурируют медь, кобальт, золото, алмазы, хром, марганец, уран, бокситы, редкоземельные элементы, древесина и многое другое.

РОЖДЕНИЕ АФРОКИТАЯ

В 2000-е годы взаимодействие Китая с африканскими государствами стало выходить на новый уровень. С назначением Ху Цзиньтао на пост руководителя КНР в 2003 году отношения с Африкой стали одним из негласных приоритетов китайской внешней политики. Проникновение в Африку представляет собой часть большой стратегии Поднебесной. Цель стратегии состоит в том, чтобы превратить Китай из державы, пользующейся влиянием в основном в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в глобальную державу. Инвестируя большие деньги в Африку, Китай помимо прочего вовлекает африканские страны в свою политическую орбиту.

Получение прямого доступа к природным ресурсам Африки позволяет Пекину укрепить военный и экономический потенциал. Усиливая свои позиции в Африке, Китай реализует стратегию расширения «жизненного ресурсного пространства». Кроме того, в Африке Китай получил новый объемный рынок сбыта для своей стремительно развивающейся промышленности. Основную массу китайского экспорта в африканские страны наряду с готовой одеждой и тканями составляют дешевые потребительские товары.

Однако не все африканские страны довольны активизацией китайской экономической и политической экспансии на континенте. В Либерии, Камеруне, Мозамбике и Намибии местные жители, равно как и руководство этих стран, недовольны вырубкой леса, на котором держится почти вся мебельная промышленность Поднебесной. В Замбии коммерсанты жалуются на то, что рядом с ними появились сильные китайские конкуренты. Антикитайские настроения в этой стране сильны настолько, что выдворение оттуда предпринимателей из КНР стало основным вопросом на президентских выборах в сентябре 2006 года. Президент Леви Мванаваса, ориентирующийся на Пекин, тогда с большим трудом переиграл лидера оппозиции Микаэля Сату, построившего свою кампанию на одной только критике китайской экспансии. В Замбии, откуда Китай импортирует почти 40% меди, бунты на медных шахтах, принадлежащих китайцам, происходят чуть ли не каждую неделю.

Самой недовольной оказалась Южно-Африканская Республика. В декабре 2006 года президент ЮАР Табо Мбеки, поддерживаемый национальными профсоюзами, неожиданно резко начал критиковать КНР: «Китай может стать колониальной державой, а мы – лишь сырьевым придатком». Дело в том, что в последние годы дешевый китайский текстиль наводнил ЮАР и подорвал местную промышленность.

Чтобы смягчить позицию многих африканских руководителей, Китай щедро делится кредитами и инвестициями. Если в 1995 году объем торговли КНР с Африкой достигал 6 млрд. долл., то в 2010 году он превысил 130 млрд. долл. По оценке южно-африканского Standard Bank, к 2015 году одни только прямые инвестиции КНР в африканские страны достигнут 50 млрд. долл. Кроме того, с 2000 года Китай начал списывать многомиллиардные африканские долги, а с 2006 года – предоставлять африканским экспортерам возможность ввозить некоторые товары в Китай беспошлинно. Помимо этого КНР обучает жителей Африки техническим и медицинским специальностям в университетах, предоставляя им стипендии для учебы в Китае.

В последние годы Пекин планомерно меняет тактику своего проникновения в Африку. Вместо выделения льготных займов Китай начал предоставлять адресные кредиты на строительство инфраструктурных объектов. Новая экономическая политика Пекина в Африке весьма выгодна самим африканским лидерам, поскольку они представляют новые стройки как свою личную заслугу и тем самым поддерживают популярность в стране. В то же время местные жители имеют возможность подрабатывать на стройках, получая небольшой дополнительный заработок.

Однако больше всех от такой политики выигрывает Поднебесная. Во-первых, финансируя строительные программы, Пекин получает жизненно важный для своей экономики доступ к африканским недрам. Во-вторых, единственным требованием Китая является передача всех подрядов китайским компаниям. На деле это означает дополнительный рост китайской экономики, а африканцы оказываются в роли беспомощных зрителей в своих же собственных странах. В-третьих, такая экономическая политика позволяет Китаю представить себя «добрым опекуном», который стремится улучшить жизнь простых африканцев.

Наконец, новая тактика, избранная КНР в отношении Африки, позволяет трудоустроить миллионы китайцев, потерявших работу у себя на родине, и избавиться от избыточного населения в метрополии. Иными словами, сейчас для Китая Африка играет почти ту же роль, что и Австралия, и североамериканские колонии для Великобритании в XVII–XIX веках. Особенно актуальной представляется такая экономическая политика в свете мирового экономического кризиса, когда из-за падения спроса на китайские товары в КНР закрылись многие производства и возросла безработица. Благодаря новым инициативам китайского руководства, миллионы голодных китайцев-колонистов будут заселять новые, пока еще не освоенные ими территории, а это, в свою очередь, должно снизить социальную напряженность в самой КНР. Примечательно, что в период мирового экономического кризиса ВВП рос только в Китае и в Африке, что на деле означало удвоение ВВП Китая, буквально скупившего в последние годы весь Африканский континент.

Другой существенный момент: многомиллионные кредиты предоставляются Пекином в американских долларах, что позволяет КНР постепенно избавляться от этой валюты и американских ценных бумаг, обменивая их на сырьевые активы. В настоящее время руководство КНР всерьез обеспокоено перспективой обесценивания ценных бумаг США, и в этом контексте помощь Африке является крайне удачным антикризисным вложением, которое сулит большую прибыль.

КИТАЙСКИЕ ВОЕННЫЕ БАЗЫ В АФРИКЕ

Во время крупнейшего турне Ху Цзиньтао по Африке в 2007 году Пекин впервые официально выразил свое желание создать военные базы на Черном континенте. Первым кандидатом на размещение китайских миротворцев в Африке значится провинция Дарфур в Судане, где уже давно и прочно обосновались китайские нефтяные госкорпорации. Китай готов отправить в Судан полноценный воинский контингент и в переговорах с Хартумом настаивает на размещении в Дарфуре преимущественно китайских миротворцев ООН. В принципе договориться с президентом Судана Омаром аль-Баширом Поднебесной не составит большого труда, ведь Хартум получает нефтедоллары от китайских нефтяных госкомпаний CNPC и Sinopec, а сумма этих сделок исчисляется многими миллиардами долларов.

Поэтому в скором времени можно ожидать появления первой крупной китайской военной базы в Африке. Сейчас в Африке действует около 3 тыс. китайских миротворцев, и если Пекину удастся договориться, то отправка китайских миротворцев в Дарфур может стать первым шагом на пути к военной экспансии Китая на Черном континенте. Горячих точек в Африке немало, а интересы Китая на Африканском континенте простираются повсюду.

Следующим кандидатом на прием китайских солдат после Дарфура может стать богатый нефтью штат Риверс на юге Нигерии. Поводом может послужить участившиеся нападения сепаратистов на китайских нефтяников. Китайские нефтяные гиганты CNPC и Sinopec сейчас активно осваивают дельту Нигера, причем не без помощи нигерийских властей: специально под китайские компании в сентябре 2006 года Абуджа выгнала с нефтяного рынка страны почти все международные корпорации. Примечательно, что в ходе визита в Пекин в апреле 2005 года президент Нигерии согласился заключить стратегическое партнерство с Китаем. Учитывая, что Нигерия имеет большое значение для США как поставщик нефти, вполне возможно, что периодические атаки на сотрудников китайских нефтяных компаний координируются и осуществляются с ведома Вашингтона.

Пекин открыто начинает полномасштабную экспансию в Африку и фактически запускает очередной передел Черного континента. Если до этого Китай вел только экономическое наступление на Африку, то теперь он уже начал осуществлять военно-политическую экспансию. Этот процесс может серьезно подорвать позиции в регионе США, Франции и Великобритании, активно осваивающих нефтеносные месторождения Африки.

Активная экономическая и военно-политическая экспансия Китая в странах Африки вызывает большую озабоченность в среде американских государственных деятелей и политических аналитиков. Влиятельный американский Совет по международным отношениям отметил в одном из своих докладов: «По всей Африке Китай приобретает контроль над сырьевыми активами, выигрывая у западных соперников подряды на реализацию крупных проектов в области инфраструктуры, предоставляя льготные кредиты и иные выгодные условия, чтобы усилить свои конкурентные позиции».

После проведения IV саммита «Китай–Африка» в ноябре 2009 года информационная война между Западо