|

Союзное государство Белоруссии и России: геополитический аспект

Союзное государство Белоруссии и России представляет собой образование, главным геополитическим смыслом и предназначением которого является возобновление реинтеграционных процессов на постсоветском пространстве.

В третье тысячелетие это пространство вступило раздробленным и обессиленным, подверженным внутренним распрям и разрушительному внешнему воздействию. Геополитический потенциал Союзного государства как раз и заключается в том, чтобы развернуть эту тенденцию в обратном направлении и стать той точкой роста, которая позволит сформировать собственный центр развития и силы на собственной культурно-цивилизационной основе.

military Russia Belarus

Именно такой представляется главная цель постсоветской реинтеграции. И перед белорусским, и перед российским государством стоит выбор: либо строить свою мощную цивилизацию или быть поодиночке инкорпорированными в другие геополитические субъекты.

Наряду с потенциальными целями и задачами анализ функционирования Союзного государства позволяет говорить о нем и как о состоявшемся геополитическом проекте, выполняющим ряд важнейших функций.

Для России геополитическое значение Союзного государства заключается в том, что благодаря последнему продолжает оставаться незамкнутой «балто-черноморско-каспийская дуга» в западной части Римленда, представляющая собой проект сдерживания российского государства. Только Республика Беларусь не позволяет замкнуть этот пояс «санитарного кордона», который окончательно бы разделил Россию и Европу.

Необходимость Союзного государства как геополитического образования диктуется и тем обстоятельством, что к концу 20 – началу 21 века США удалось противопоставить России ресурс новой объединенной Европы в формате Евросоюза как самодостаточного центра силы в Евразии. В такой ситуации Москве не остается ничего другого как интегрироваться с Минском самым тесным образом, обеспечивая свою безопасность на западных рубежах.

Значение для России географического расположения Белоруссии переоценить сложно. Линия Западная Двина – Днепр является естественным геополитическим барьером, замыкающим с востока европейский субконтинент; стратегическая роль ее проявлялась во всех войнах между Россией и европейскими государствами.

Географическое положение Белоруссии является уникальным ресурсом, представляющее собой по терминологии Сунь-цзы, типичную «местность- перекресток». Как пишет С. Переслегин, «территория «белорусского балкона» необходима для развертывания давления Запада на Россию. Это суждение, впервые сформулированное полководцами Речи Посполитой, было блестяще аргументировано в 1941 году танками Гота и Гудериана… Территория «белорусского балкона» может быть использована Россией для оказания воздействия на Европу» [1, с.191].

Естественность и закономерность белорусско-российского союза обусловлена цивилизационной идентичностью двух народов, складывавшейся на протяжении не одного столетия. Белорусы принадлежат «русскому» пространству и рассматриваются как субъект центрального евразийского этноса, т.е. как «русские» в культурном и геополитическом смыслах.

В свою очередь Белоруссия, включившись в общий с Россией геополитический проект, сохранила внешнюю субъектность, не повторила пути восточноевропейских государств, превратившихся лишь в «пояс безопасности» между ЕС и Россией. Одновременно белорусское государство, продолжая оставаться западным рубежом Хартленда-России, не растворилось в нем. Можно утверждать, что Республике Беларусь удалось вырваться из дихотомии Европа-Россия в глобальное геополитическое пространство.

Кроме того, Белоруссии удалось избежать деиндустриализации, характерной для Восточной Европы, благодаря углублению своей экономической производственной кооперации с Россией. Союз с восточным соседом обеспечил выживание белорусского промышленного пространства, а, соответственно, и национальное самосохранение во второй половине 90-х – начале 2000-х.

И сегодня, будучи окруженной деиндустриализирующимися странами, Белоруссия имеет возможность сохранять себя в качестве индустриального лидера региона.

Таким образом, Союзное государство Белоруссии и России представляет собой реально действующее геополитическое образование, институциональное оформление которого не имеет на данный момент принципиального значение. Важно другое. Учитывая в каком разобранном состоянии оказалось евразийское пространство после развала СССР, любой проект по его реинтеграции должен носить, во-первых, мобилизационный и централизованный характер, во-вторых, он не может быть либеральным по своей сути и идеологической направленности.

Постсоветское пространство – это континентальная Суша, противостоящая атлантистскому Морю. «Век сей… в принципе не может быть организован вокруг водной океанической пустыни как своего центра. Центрами социально-экономического и государственно-административного развития крупных мировых регионов в эпоху достижения экологического предела могут быть только большие континентальные пространства, суша, а не море, твердь, а не хлябь» [2, с. 219].

Только такая идеологическая заданность оставляет шанс Союзному государству воплотить свой геополитический потенциал. Речь идет, таким образом, о социокультурном пространстве геополитического противоборства. В этой сфере предметом борьбы становятся такие ключевые слагаемые государственной силы, как национальный менталитет, культура и моральное состояние народа. Ключевым становится сохранение архетипа народа, его способности воспринимать, оценивать настоящее и прогнозировать будущее, чувствовать и думать. Ценности и нормы общества менее всего подвержены изменениям.

Именно здесь зарождаются, формулируются смыслы его существования, поэтому значение этого пространства переоценить очень сложно. Ведь не завоевание страны противником становится концом ее истории, так как после этого возможно и возрождение. Настоящая катастрофа – поражение в сфере смыслов.

Сегодня все не-западные общества сталкиваются с угрозой потери своей цивилизационной идентичности, потери собственной культуры и исторического наследия. Белоруссия и Россия не являются исключением. Как справедливо отмечает, А. Панарин, западный проект обладает слишком большим преимуществом по отношению к другим культурам. «Потоки социокультурной информации, отражающие культурную память и исторический опыт Срединной Евразии, Востока и Юга, не способны противостоять информационному воздействию Запада» [3, с. 280]. В сложившейся ситуации лишь актуализация собственной цивилизационной самобытности, сохранение цивилизационных стандартов и поддержание социокультурной стабильности оставляют шансы на благополучный исход.

Актуальным становится вопрос сохранения своей цивилизационной идентичности, сохранение своих идеалов и ценностей, своих смыслов, не навязываемых извне.

Наши противники понимают, что единственным условием, которое позволит вести с нами диалог с позиции диктата, является разрушение единого духовного пространства России-Белоруссии, уничтожение национальной ментальности, девальвация духовных ценностей и внедрение деструктивных (с точки зрения национального самосознания) стереотипов мышления. Реальную опасность для существования наших государств представляют негативные процессы, уже происходящие в духовной сфере современного общества. Разрушение единого духовного пространства Белоруссии и России – это одна из основных угроз геополитической безопасности.

Вышесказанное позволяет говорить о проявлении в социокультурном пространстве классического геополитического дуализма Суши и Моря. С одной стороны имеем дело с современным атлантистским миром и его типичными чертами: утилитаризмом, оптимизацией, прагматизмом, индивидуализмом, отчужденностью, моральной гибкостью, плутократией. С другой стороны – сухопутные ценности, связанные с Востоком, неэкономической мотивацией труда, общинностью, героической шкалой ценностей.

Таким образом, приоритетами Союзного государства Белоруссии и России в социокультурном пространстве геополитики выступают: противостояние западной культурной матрице, навязывающей чуждые белорусскому и российскому этносам ценности и идеалы; сохранение Белоруссией и Россией своей цивилизационной и геополитической идентичности в рамках единого евразийского духовного пространства Суши, характеризующегося такими ценностями как идеализм, героизм, жертвенность, общинность, верность, солидарность; самостоятельное формирование смыслов существования белорусско-российского пространства как субъекта геополитических отношений.

Наряду с этим, необходимо обратить внимание на то, что функционирование Союзного государства как геополитического образования происходит в логике ускоряющихся процессов регионализации мирового пространства. Государству становится все сложнее регулировать те экономические, социальные и культурные процессы, которые выходят за пределы национальных границ, превращаясь из межстрановых, более или менее эффективно регулировавшихся национальными государствами в одностороннем или многостороннем порядке, во внестрановые, то есть в глобальные, обретают самостоятельность и становятся почти нерегулируемыми.

Национальные государства испытывают все более сильное давление со стороны таких неуправляемых и трудно предсказуемых глобальных факторов. Количество и качество экзогенных факторов растет, а вместе с ними повышается степень неопределенности как для бизнеса, так и для правительств. В таких условиях государственное регулирование на оставшемся в его ведении пространстве существенно усложняется, так как приходится все чаще действовать с оглядкой на внешние факторы.

Национальное государство постепенно утрачивает возможность самостоятельно справляться с навалившимися на него экономическими, экологическими, социальными, научно-техническими и прочими проблемами. И потому стремится объединить свои усилия с усилиями других, как правило, соседних, стран. Отсюда тяга к региональным сообществам в надежде, что вместе удастся легче противостоять возрастающим опасностям.

По словам академика С. Глазьева, «нужно понимать, что весь мир стоит на пути создания мощных региональных союзов, которые могут выжить в конкурентной борьбе. Буквально через несколько лет мы станем свидетелями организации торгово-экономических отношений и связей не столько между странами, сколько между крупными региональными группировками, каждая из которых будет стремиться, доступными ей способами, накачать мускулы и стать весомым игроком, с которым считаются другие. Конкуренция будет вестись между ЕС, НАФТА, Меркосур, ЕврАэЗС, Индией, Китаем и Японией, которые создают зону свободной торговли в Юго-Восточной Азии» [4, с. 106].

Исходя из вышесказанного, становиться очевидным, что лишь сохранение и развитие Союзного государства позволит, наконец, прекратить политику балансирования между глобальными центрами силы, и вернуться к состоянию формулирования своих внешнеполитических задач исключительно на основе своих национальных интересов. И Белоруссии, и России необходимо вспомнить свою недавнюю историю: успешное сосуществование и развитие в рамках единого экономического и оборонного пространства. Отсюда основным направлением политики Союзного государства должна стать необходимость восстановления Большого русского геополитического пространства, что выступает ключевым условием существования России и Белоруссии как субъектов мирового политического пространства.

Артём Свиридов, “Материк

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...