|

Сомали: ничья земля

В этом регионе уже более 20 лет приходится считаться с безжалостной логикой геополитики, которая сотрясает Африканский Рог. Здесь чувствуется тяжелое дыхание аферистов со всего мира (западного и не только). Поэтому работу Coopi легкой не назовешь не только потому, что она опасна, но и по другим причинам. С риском постепенно примиряешься, стараясь найти немногие безопасные места на изрезанной географической карте этой страны, которая занимает территорию, вдвое большую, чем Италия. Продолжительность жизни ее граждан составляет всего 50 лет. В ней не существует центрального банка, выпускающего национальную валюту, нет даже общего национального праздника. Информация сообщается по контролируемым сотовым телефонам, а когда ты встречаешь военных в форме, то никогда не знаешь, настоящие они или нет. А если приходится столкнуться с настоящим военным, то на его форме можно увидеть флажок Эфиопии, Уганды, Руанды или Кении, но почти никогда Сомали.

alshabab
Страна, в которой «кажущееся не оправдывается». Жить здесь по своему выбору, как это делают сотрудники неправительственной организация Coopi, работающие в Сомали с 1980 года, означает научиться существовать в условиях, в которых нет признанной и видимой общественной власти. Система кланов определяет социальные отношения и устанавливает гегемонию. Эта система сильно напоминает мафиозную структуру. То, что тебе кажется, почти никогда не оправдывается на деле. Отсутствие действенных общественных институтов создает всеобщую атмосферу страха, в которой приходится существовать. Но тот, кто приезжает работать в Сомали для реализации проектов помощи в развитии, быстро выучивает язык жестов, чтобы понять, с кем в действительности он имеет дело. Изучаются и интерпретируются взгляды, полуулыбки, гримасы.

Слишком много властных группировок, с которыми приходится сталкиваться. В остальном действует закон джунглей в его наиболее атавистических формах и выражениях произвола. Ты в этом убеждаешься — рассказывают различные сотрудники гуманитарных организаций, уехавшие из страны, — когда местные лидеры сами пытаются решить, кого ты должен взять на работу, когда для осуществления любого проекта ты должен стучаться во множество дверей, прежде чем получишь ответ. При этом ты никогда не можешь быть уверен, что это решение не будет оспорено какой-нибудь другой властной группировкой с неожиданными бюрократическими правилами, которые никогда не распространяются на всех, и она не заставит тебя начать все с начала, чтобы получить свою выгоду от прохождения через ее инстанцию.

Земля, на которой работает Coopi. Итальянская неправительственная организация Coopi работает в труднейших условиях Сомали и предпринимает чрезвычайные меры, способствуя развитию страны. Ее деятельность в 14 регионах на благо примерно 20 тысяч семей финансирует Генеральный директорат по гуманитарной помощи и гражданской защите Европейской комиссии. Итальянская неправительственная организация реализует свои проекты, набирая для работы местный персонал. Иногда приходится убирать вывески с названием Coopi с дверей офисов, чтобы работать спокойно и продолжать оказывать помощь населению, не афишируя свою деятельность и хитро лавируя между фальшивыми местными институтами и нестабильными и слабыми национальными властями.

Страна удобна такая, какая она есть. «Единой и стабильной Сомали не хочет видеть ни одно из соседних государств: ни Кения, ни Эфиопия», — говорит Джузеппе Сельваджи, ответственный за проекты Coopi. Он руководит ими из офиса неправительственной организации в Найроби, но часто посещает те места в Сомали, где внедряются проекты. «Разделенная страна позволяет ввозить и вывозить что угодно: оружие, компьютеры, бананы, манго, рыбу. Поэтому ни для кого не выгодно, если Сомали станет настоящим суверенным государством. Идея объединения Сомали воспринимается как угроза интересам дельцов, торговле, предприятиям. Лучше, если она останется раздробленной, а отдельные части страны продолжат конфликтовать между собой. Иначе Сомали может начать вновь претендовать на эфиопский регион Огаден, населенный сомалийцами», — сказал Сельваджи.

В лагере беженцев Кабасы. В нескольких километрах от Долоу расположен лагерь «внутренних» беженцев Кабасы. Здесь произошла встреча с координатором зоны Coopi Винсентом Окелло (Vincеnt Oкello). Он из Кении, из этнической группы банту. Палаточный городок находится в плохом состоянии, но благодаря работе персонала Coopi и финансированию Европейской комиссии здесь есть чистая вода, еда, оказывается помощь нуждающимся. Здесь живут около трех тысяч человек. «По мере того, как число беженцев увеличивается, мы сталкиваемся с необходимостью разобраться, кто из них пришел, чтобы работать с нами или другими присутствующими здесь организациями. Нужно быть очень осторожным и не доверяться слепо любому», — говорит Винсент. Одна японская неправительственная организация построила здесь систему фильтрации воды. Ее качают из реки Джуба, которая представляет собой одну из двух больших рек, пересекающих Сомали (вторая большая река — Шабелле). Фильтрационная система состоит из трех огромных сообщающихся контейнеров, расположенных на трех различных уровнях. Coopi обеспечивает работу системы, которая гарантирует снабжение питьевой водой все секторы лагеря беженцев. Работа установки стоит две тысячи долларов в месяц.

Риск хронической помощи. Местные жители говорят, что Coopi решила множество срочных проблем. Устроила туалеты, улучшила гигиену и устранила риски эпидемии холеры и диареи. Они рассказывают о том, что у их есть чистая вода, мыло, что в лагере беженцев проводятся различные общественные мероприятия. Но необходимость в помощи становится хронической. Координатор Coopi говорит, что женщинам из лагеря удается немного заработать уборкой в домах Долоу.

Страх быть убитыми. Но основной проблемой для многих людей остается голод из-за недостатка продуктов. Винсент организовал что-то вроде собрания в лагере «внутренних» беженцев. Один за другим они рассказывают свои более или менее похожие истории. Судьба их объединила, потому что они бежали от насилия, от страха быть убитыми как звери только потому, что они не являются правоверными мусульманами и не принимают законов шариата, которые Аш-Шабаб насаждает во многих регионах Сомали.

«У нас нет еды в достаточном количестве». «Я не знаю, когда мне удастся вернуться домой, — говорит молодая женщина с двумя маленькими детьми на руках. — Здесь несмотря на все предпринимаемые усилия еды не хватает. Мы знаем, что недалеко стоят грузовики с мукой и кукурузой, которые Организация Объединенных Наций должна распределить. Но пока до нас ничего не дошло». Кто-то задает менеджеру проектов Coopi Ахмеду Рашиду вопрос, почему людям не предоставят землю для обработки? Ведь ее здесь так много. «Эта земля частная, ее владельцы не доверяют людям, пришедшим из других регионов и принадлежащим к другим кланам. Да и сами возможные бенефициарии в культурном отношении не готовы взяться за обработку для себя чужой земли. В других местах это возможно, а в Сомали нет», — говорит Ахмед.

Цикл, направленный на самодостаточность. Работники Coopi, деятельность которых беженцы ценят, говорят о трудностях определения самых насущных задач в лагерях беженцев. Это критический момент для неправительственных организаций, чья философия основывается на необходимости интеграции чрезвычайных мер с проектами развития продолжительного характера. Этот путь предполагает, что от простого оказания помощи необходимо перейти к самодостаточности всего сообщества, отправляясь от проектов, нацеленных на вовлеченность в них маленьких групп. Этот цикл был начат во многих зонах страны и был прерван начавшейся гражданской войной.

Наличные деньги за работу. Из Кабасы можно попасть в другой лагерь Кансали (Qansahley), который пополнился новыми беженцами после неурожая 2011 года. Здесь Coopi организовала снабжение едой и создала систему, чтобы вновь пустить в оборот деньги. Эта система помощи получила проверку во время других гуманитарных катастроф, как на Гаити после землетрясения 2010 года или в Японии после цунами 2011 года. Она называется «наличные деньги за работу» и состоит в том, что гуманитарные организации предоставляют временную работу по ремонту дорог, уборке мусора, строительству инфраструктуры наиболее уязвимым членам сообщества. Этот метод распространен в местах засух, катастроф или конфликтов.

В железных бараках. В Кансали в отличие от Кабасы есть только железные бараки, предоставленные Норвежским советом по делам беженцев. К сожалению, они мало пригодны для жилья, потому что в теплое время температура внутри бараков поднимается до 40 градусов, и люди задыхаются. Там еще можно находиться ночью, но не днем. Только в сезон дождей эти бараки более удобны, чем палатки. Многие жители этих бараков крестьяне или пастухи, которые все потеряли во время засухи.

Угроза загрязнения. Может быть, помимо того, что уже было сделано, необходимо финансировать проект по сбору и переработке мусора, который никто не собирает. Количество накопившегося несортированного мусора вызывает страх и не обещает ничего хорошего. «Это так, но здесь нет системы сбора мусора даже в городе Долоу, — говорит Винсент. — В любом случае система “наличные деньги за работу” предполагает только копку ям, куда сбрасывается мусор до ее заполнения. Все остальное уносится ветром, как видите, потому что никому не приходит в голову организовать коллективную службу сбора мусора, хотя и бесплатную, но полезную для всех».

«Мир мне представляется далекой перспективой». «У нас тоже есть проблема с распределением еды, которой не хватает, — говорит женщина, которая кажется старой, хотя ей только 47 лет. — Мы ценим усилия, предпринимаемые Coopi, но не понимаем, почему ООН не может обеспечить нам регулярное питание». «У нас есть связь с теми, кто остался в южных регионах, откуда мы бежали, — говорит отец семейства, прибывший в лагерь пару месяцев назад. — Люди говорят, что они в опасности, а моджахеды Аш-Шабаб продолжают контролировать города и деревни. Они все захватили силой оружия. Мир остается далеким, и я думаю, что скоро сюда доберутся новые беженцы с юга». Другая усталая женщина Хайбо Адан Абди (Haybo Adan Abdi) говорит: «Мне пришлось бежать из-за засухи и из-за того, что моджахеды стали силой навязывать свои законы. Я теперь мало что помню».

Вакцинация коров. В деревне Дайах (Dayax) Coopi внедряет еще один проект, финансируемый Европейским сообществом. Организация занимается вакцинацией коз и коров против болезней, которые снижают их продуктивность. В среднем каждая семья пастухов, которая по местным меркам живет в приемлемых условиях, а по европейским стандартам близка к полной бедности, владеет двумя козами. Тот, у кого есть корова, считается богатым, как в Италии человек, владеющий машиной марки Mercedes и виллой в окрестностях Турина.

Число вовлеченных семей. Деятельность, координируемая Coopi, охватывает 800 семей только в районе Долоу. Итальянские неправительственные организации реализуют подобные проекты еще в восьми районах, которые охватывают 15 тысяч семей. «Они отбираются на основании определенных критериев после анализа ситуации в районе и в деревнях», — объясняет Винсент Окелло.

«Мы не говорим о политике». Мы приезжаем в Дхудхумай (Dhudhumay), где тоже работает Coopi. Здесь среди населения распределяются ваучеры, которые позволяют каждой семье получить 22 килограмма кукурузы для посева, 10 килограмм фасоли и мотыгу. Проект охватывает 350 семей в этом районе. Есть даже служба, куда можно обратиться при неправильном распределении средств. Разумеется, раздача посевного материала осуществляется под надзором главы деревни. У него крашеная борода, изборожденное морщинами лицо и недоверчивый взгляд. Он представляет собой единственное авторитетное лицо для тысяч людей, которые не знают других властей. Он представляется и подтверждает абсолютную объективность в выборе нуждающихся людей. Но на вопрос о том, как он рассматривает общую политическую обстановку в стране, он отвечает: «В нашем регионе Гедо есть стабильность. Мы крестьяне и о политике не говорим».

Карло Чавони, «La Repubblica«

Метки: , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...