|

Франция — главная цель африканских исламистов

В силу транснациональной природы исламского терроризма Франция «обречена» вмешаться во внутренние дела Африки.

Одной из главных новостей за прошедшие выходные стало возвращение французских военных в Африку: сначала была проведена операция в Сомали против «Джамаат аш-Шабааб» (салафитский отряд, который сеет ужас в Сомали и выступает против властей), а затем — в Мали против «Аль-Каиды в исламском Магрибе» и связанных с ней исламистских террористических групп. На сей раз Франция оказалась на первой линии борьбы против исламского терроризма и тем самым подтвердила свой статус привилегированной цели «Аль-Каиды» в Европе и Африке.

478881_600
Всего несколько недель тому назад Франсуа Олланд заявил об «окончании эпохи, когда Франция вмешивалась в африканские дела», и поклялся, что «никакого вмешательства во внутренние политические и военные дела Африки больше не будет». Однако сейчас президент Франции повернулся на 180 градусов. Этот неожиданный поворот де факто подрывает доверие к звучавшим с 2011 года обвинениями в «неоколониализме» в адрес Николя Саркози (вмешательство в Ливии и Кот-д’Ивуаре и т. д.).

В ночь на субботу французский спецназ провел неудачную попытку освободить сотрудника управления внешней разведки Дени Аллекса (Denis Allex), которого с 2009 года держали в плену сомалийские исламисты. Итоги операции: 17 сомалийцев убиты, один французский военный застрелен и еще один взят в заложники «взамен» Дени Аллекса, который погиб во время штурма. Реакцией «Джамаат аш-Шабааб» стали угрозы жестких ответных мер против Франции и французов (во всем мире и, в первую очередь, на территории Африки). Последние три года французская разведка прикладывала все силы для того, чтобы добиться освобождения Дени Аллекса. Тем не менее, исламисты требовали за него гораздо больше, чем был готов заплатить Париж…

Захват заложников — один из важнейших показателей террористической войны: еще несколько лет назад, до того, как местные исламские террористические группы перешли под «бренд» «Аль-Каиды», за заложника обычно просили несколько сот тысяч, однако сейчас он стоит уже несколько миллионов… Именно поэтому, хотя Аллекс погиб, исламисты продолжают твердить, что он по-прежнему жив, и что его судьба решится 14 января. Смерть заложника бывает выгодна только тогда, когда договариваться больше уже не о чем… – таким образом террористы заявили, что удерживают другого французского солдата, который был ранен и пропал без вести. Французский рейд в Сомали напомнил о том, что, несмотря на отступление после вмешательства Кении и Эфиопии и избрание нового президента Сомали (Хасан Шейх Махмуд), который решительно настроен перевернуть страницу гражданской войны с помощью миротворческой миссии Африканского Союза, укрывшиеся в горах исламисты по-прежнему представляют угрозу. Некоторые из этих боевиков прошли подготовку в Афганистане и могут похвастаться даже большим боевым опытом, чем террористы «Аль-Каиды в исламском Магрибе».

Вторым фронтом стал Мали, куда Франция направила свои войска и спецназ для содействия малийской армии, которая пытается отбросить продвигающихся на юг к столице Бамако исламистов с севера страны. Такая ужасная перспектива означала бы, что все государство превратится в оплот «Аль-Каиды» и ее союзников. Они воспользовались состоявшимся 21 марта этого года военным переворотом против бывшего главы государства Амаду Тумани Туре и захватили весь север страны. В Северном Мали действуют три исламистские террористические группы («Аль-Каида в исламском Магрибе», «Ансар ад-Дин», Движение за единство и джихад в Западной Африке). Франция же начала вмешательство согласно решению 2085 Совета безопасности Организации объединенных наций от 20 декабря 2012 года с разрешением на развертывание международного контингента в Мали и при поддержке Африканского Союза и Экономического сообщества стран Западной Африки.

Хотя раньше президент Олланд всячески открещивался от любого вмешательства, называя его уделом Саркози, недавний поворот в его политике в очередной раз подтвердил, что власть заставляет отказываться от принципиальных позиций во имя национальных геополитических интересов. Франция тесно связана с Мали и франкоязычными африканскими государствами и попросту «обречена» на вмешательство во внутренние дела Африки, что во многом объясняется транснациональной природой миграционных террористических и криминальных угроз, которые представляют исламистские террористические организации.

Ни Франция, ни другие европейские государства, которым напрямую или косвенно угрожает салафитский терроризм, не могут сидеть сложа руки при виде усиления этой новой, одновременно тоталитарной и преступной угрозы. Тем более, что она продвигается от неправовых геополитических зон в сторону «исламских пригородов». В этих никому не подконтрольных зонах в полной безнаказанности действуют в той или иной степени связанные с «Аль-Каидой» исламские террористические группы (их «работа» — захват заложников, нелегальная миграция, наркотики, токсичные отходы, сигареты, контрабанда, пиратство и т. д.), которые ведут борьбу против Запада и его местных союзников, претворяя в жизнь свои тоталитарные замыслы с опорой на террор, шариат и миф о мировом халифате. Напомним, что в распоряжении различных исламистских отрядов имеется захваченное после свержения режима Каддафи оружие, и в частности средства ПВО. В их рядах насчитывается 60 000 человек, в том числе мятежники-туареги, которые прекрасно знают пустыню и не желают отступать.

Падение режима Каддафи стало важным элементом в губительном наследии «арабской весны», которую превозносили до небес сторонники «права на вмешательство» и свержения старых националистических диктатур (Асад в Сирии, Бен Али в Тунисе, Мубарак в Египте, Каддафи в Ливии), забывая, что они на самом деле боролись с усилением угрожающих африканским государствам салафитских террористических групп. А эти группы не собираются довольствоваться одним лишь Мали. Эти хозяева пустыни опираются на подъем самосознания туарегских племен, которые видят в арабских революциях историческую возможность для того, чтобы поставить под сомнение спорные постколониальные границы. Это касается Алжира, Мали, Нигера, Нигерии, Кот-д’Ивуара, Мавритании и даже Марокко, так как бывшие активисты фронта ПОЛИСАРИО присоединились к «Аль-Каиде в исламском Магрибе». Все эти группы, от Северного Мали до Сомали и Нигерии (там «Боко Харам» ведет «модный» нынче джихад против христиан с юга страны), используют в своих целях межэтнические разногласия и антизападные настроения. Они представляют шариат как источник «настоящего самосознания», «второй независимости» от столь ненавистной Европы… У нас же только глупые или безответственные люди могут и дальше твердить, что бесконтрольные миграционные потоки и подъем исламизма в пригородах не имеют никакого отношения к этой угрозе, которая продолжает неуклонно расти на другом берегу Средиземного моря…

Александр дель Валль, известный политолог, сотрудник France Soir
Atlantico“, Франция

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...