|

Большая игра в Средней Азии после Афганистана

Могут ли усилия России и Америки в Средней Азии обострить напряженность и ухудшить ситуацию?

Сейчас США и коалиционные силы готовятся вывести войска из Афганистана. Боевые части должны полностью покинуть страну до конца 2014 года. На этом фоне правительства Средней Азии опасаются потенциального всплеска нестабильности на юге. США и Россия сейчас предлагают им программы военной помощи – под тем предлогом, что им нужно защищаться от радикалов-исламистов, которые могут набрать силу в Афганистане после 2014 года. При этом соперничающие усилия Москвы и Вашингтона могут иметь непредвиденные последствия в виде роста напряженности между среднеазиатскими странами.

afghanistan
Россия строит Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – блок бывших советских республик. Эта организация обещает выполнять на постсоветском пространстве целый ряд задач – от обеспечения кибербезопасности и борьбы с наркотрафиком до предотвращения революций в стиле «Арабской весны». Однако главной целью Россия называет укрепление безопасности в Средней Азии и оборону от исламистских экстремистов из Афганистана, которые могут нацелиться на среднеазиатские страны.

В прошлом году Россия предложила предоставить Киргизии под эгидой ОДКБ пакет военной помощи объемом в 1,1 миллиарда долларов. Еще один пакет объемом в 200 миллионов долларов она предложила Таджикистану. Помощь Киргизии будет, по слухам, включать в себя бронетранспортеры, артиллерию и переносные зенитные комплексы, а Таджикистану помогут модернизировать ПВО и отремонтировать имеющуюся технику. В последние шесть месяцев Россия также перезаключила договоры аренды военных баз в Киргизии и Таджикистане, укрепив свои позиции в этих странах.

Между тем, соседний Узбекистан считается главным среди постсоветских стран партнером Америки по афганской кампании. Через него проходит большой процент направляющихся в Афганистан американских военных грузов. Этот маршрут важен как стратегическая страховка в связи с неустойчивостью отношений Америки с Пакистаном. В конце 2011 года после того, как в результате рейда НАТО из Афганистана в Пакистан погибли несколько пакистанских солдат, Исламабад закрыл границу с Афганистаном для западных солдат и грузов, и путь через Узбекистан стал играть ключевую роль, гарантируя бесперебойный транзит.

Узбекистан воспользовался этой возможностью, чтобы укрепить военные связи с США. Президент страны Ислам Каримов заявил представителям Америки, что он хочет преобразовать свою армию, заменив старое российское снаряжение американским. В конце 2011 года Белый дом ослабил ограничения на военную помощь Узбекистану, действовавшие почти десятилетие из-за проблем с правами человека. К настоящему моменту США готовы поставить в Узбекистан «нелетальную» военную технику – в том числе очки ночного зрения, оборудование спутниковой навигации (GPS) и небольшие разведывательные беспилотники. По мере сворачивания своего присутствия в Афганистане Америка обещает оставить часть своего снаряжения в Средней Азии. По слухам, Каримов выразил интерес и к более тяжелой технике – например, к вертолетам и бронеавтомобилям с защитой от мин.

В США военная помощь Узбекистану воспринимается как спорный шаг, так как у Узбекистана – отвратительная репутация страны, репрессирующей собственных граждан. Кроме того, многие опасаются, что эта помощь может нарушить баланс в регионе, исполненном взаимного недоверия. Узбекистан – крупнейшая страна региона, и в советские времена он играл в Средней Азии ведущую роль. Соседи Узбекистана не доверяют ему по целому ряду причин. Казахстан считает его соперником, претендующим на преобладание в регионе, а Киргизия и Таджикистан заметно меньше его и боятся его давления. К тому же через территорию Узбекистана пролегает единственный путь, связывающий с миром Таджикистан, и Ташкент крайне агрессивно пользуется этим преимуществом, перекрывая железнодорожное сообщение с Таджикистаном, когда поведение Душанбе ему не нравится.

Узбекистан также спорит с Киргизией и Таджикистаном за воду. Реки из этих двух стран текут в Узбекистан и орошают его хлопковые поля, однако, например, Таджикистан сейчас делает ставку на проекты в области гидроэнергетики, которые могут этому помешать. Узбекистан неоднократно заявлял, что ради контроля над водоснабжением он может использовать против Киргизии и Таджикистана военную силу. Соответственно, соседи Узбекистана выражают – хотя пока по большей части негласно – беспокойство в связи с укреплением связей Америки с этой страной.

В последние годы трения в регионе обострились. Дополнительный элемент соперничества сверхдержав поднимает ставки и теоретически может привести к непредсказуемым последствиям. Каримов давно не доверяет России и считает партнерство с США способом получить поддержку сверхдержавы и освободить свою страну от доставшихся в наследство от Советского Союза связей с Москвой. Летом 2012 года Узбекистан официально покинул ОДКБ. До этого он годами фактически отказывался участвовать в ее деятельности.

Россия, в свою очередь, с тревогой смотрит на сближение Америки с Узбекистаном и предпринимает в регионе ответные действия. «В ответ на попытки США закрепиться в Узбекистане РФ укрепляет военно-техническое сотрудничество с Киргизией и Таджикистаном», – писала в ноябре российская газета «Коммерсант». «РФ надеется не дать США укрепить свои позиции в регионе, – заявил неназванный источник газеты в правительственных кругах. – И Бишкек, и Душанбе еще недавно проявляли интерес к получению американских вооружений, вывозимых из Афганистана. С ними пришли бы американские инструкторы, техники. Влияние США в регионе неминуемо бы возросло». Кроме того, Россия недавно вновь заинтересовалась идеей создать в Оше, на юге Киргизии военную базу, одной из задач которой должно стать наблюдение за соседним Узбекистаном.

Беспокойство соседей Узбекистана реально, но его дополнительно подогревает Россия, обеспокоенная попытками Узбекистана дистанцироваться от Москвы. Выход Узбекистана из ОДКБ вызвал в Москве настоящую панику – это был удар по молодой организации, поставивший под сомнение ее способность проводить в жизнь политику безопасности в региональном масштабе.

Россия также стремится ослабить влияние США в регионе. У Москвы есть в Средней Азии законные интересы в области безопасности: она вполне оправданно опасается, что из Афганистана через Среднюю Азию на территорию России потекут наркотики и исламистский экстремизм. Однако у ее деятельности в рамках ОДКБ есть и скрытый мотив – она хочет восстановить свой былой контроль над Средней Азией в ущерб влиянию Вашингтона. Это смешение мотивов временами делает реакцию России на политику Америки в регионе противоречивой: Россия в целом поддерживает задачи США и НАТО в Афганистане, позволяет американским и натовским грузам проходить через свою территорию и даже согласилась создать в городе Ульяновске логистический центр НАТО для поддержки операции в Афганистане. Но при этом она выступает против присутствия Соединенных Штатов в самой Средней Азии, постоянно пытается выжить американцев с авиабазы в Киргизии, а сейчас пытается противостоять укреплению связей США с Ташкентом.

Хотя Узбекистан полностью встал на сторону США, позиция Вашингтона в регионе более сбалансирована: укрепляя отношения с Узбекистаном, он продолжает поддерживать прочные связи в области безопасности и с другими странами. У США не только есть авиабаза в Киргизии – они обучают и экипируют киргизский и таджикский спецназ. Они также заявляют, что техника, оставшаяся после Афганистана, достанется не только Узбекистану, но и Киргизии с Таджикистаном.

При этом у США тоже есть свои скрытые мотивы. Для Вашингтона расширение военной помощи – это, отчасти, плата странам Средней Азии за сотрудничество по Афганистану, и в особенности за разрешение перевозить по их территории военные грузы. Это однозначно заставляет внимание США фокусироваться на Узбекистане – ключевой транзитной стране. В свою очередь, такое отношение к Узбекистану тревожит его соседей, которые в результате тоже чувствуют необходимость вооружиться – либо искать защиты у Москвы.

Между тем, опасность, исходящая из Афганистана, возможно, не так страшна, как кажется среднеазиатским лидерам. Афганские исламисты, по-видимому, не проявляют большого желания распространять свою деятельность на север. К тому же, как минимум, узбекские спецслужбы продемонстрировали полную способность справляться с мелкими исламистскими угрозами, с которыми сталкивается Узбекистан. И хотя, конечно, лидеров Средней Азии всерьез волнует, что будет происходить после 2014 года, они также прекрасно знают, что ссылки на угрозу терроризма – это удобный способ получить помощь от международного сообщества и противодействовать попыткам критиковать репрессивную политику. Может получиться так, что Россия и США во имя борьбы с иллюзорной угрозой исламистского экстремизма помогут усилить реальную угрозу регионального конфликта. В таком развитии событий будет заключена некая печальная ирония.

Джошуа Кучера, “The Diplomat”

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте комментарий:

Это не спам.

В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Для корректной работы Вам необходимо включить поддержку JavaScript и обновить данную страницу.

Система Orphus



Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика







Рейтинг@Mail.ru

Лицензия Creative Commons



Центр Льва Гумилева: современное евразийство



Последние комментарии

  • Евгений: Ну что?Бред,говоришь?
  • sn23: В КНР 23 провинции, а не 29.
  • sn23: Абзац про экономический ресурс необходимо исправить. КНР уже давно на 2-ом месте.
  • Севастополь: очередной бред русфашистов!
  • Дударев К.И.: Лукашеенко А.Г создал самую большую банду в Европе. Убивают,похищаю и тд. Почему не принимаются меры к...